facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Архитектор

5 октября 2015 | Сергей Панасенко
АРХИТЕКТУРА АПОКАЛИПСИСА

Архитектор-фантаст и футуролог Артур Скижали-Вейс

Архитектор-фантаст и футуролог Артур Скижали-Вейс

Если генералы всегда готовятся к прошедшей войне, то архитекторы по большей части всегда проектируют здания для прожитой жизни. Так считает архитектор-футуролог Артур Скижали-Вейс, теоретик «архитектуры чрезвычайных ситуаций», рисующий фантастические и порой апокалиптические картины завтрашнего мира, к приходу которого ни современные города, ни современные архитекторы не готовы. Его проходившее с аншлагом выступление как эксперта в области «особого проектирования», организованное в рамках фестиваля «Зодчество-2015» архитектурно-строительным порталом «Строительный эксперт», в какие-то моменты начинало смахивать на монолог Кассандры. Которую, как мы помним, слушали, но которой не верили. Редактор журнала «Зелёный Город» Сергей Панасенко не мог остаться в стороне…

— У нас ведь есть целое министерство по чрезвычайным ситуациям. Есть государственные резервы, спецтехника, а в проектной строительной документации есть всем известный раздел ИТМ ГОЧС. Что не так?

— Не так то, что основные концепции ЧС исходят из быстрой обратимости таких ситуаций, из сравнительно простого и технологически упрощённого возвращения в состояние до ЧС. Пожары потушили, дома построили заново, голодных накормили, и так далее. Статус-кво восстановлен – до следующего катаклизма. Но, во-первых, где гарантия, что следующий удар стихии не окажется сильнее? Во-вторых, это в некоторых ситуациях бессмысленная трата ресурсов. В-третьих, никто не задумывается, что будет, если обратимость таких процессов окажется под вопросом. Самый наглядный пример – мировой океан. Все только боятся прихода цунами, но ведь повышение уровня мирового океана – процесс по глобальным последствиям куда более разрушительный и необратимый. Глобальное потепление климата – это абсолютный научный факт. Можно спорить о роли антропогенных или природных факторов в этом процессе, но пока что все усилия остановить рост среднегодовой температуры не приводят ни к чему. Кто-нибудь, кроме, может быть, пары-тройки прибрежных агломераций вроде Нового Орлеана, Нью-Йорка или Венеции задумывается над этим?

Все помнят о жертвах страшного цунами 2004 года. Триста тысяч погибших. Но когда начнёт уходить под воду, к примеру, Дакка с её пятнадцатью миллионами – последствия будут ещё чудовищнее, и не следует уповать на то, что процесс будет медленным. К 2050-му году островные государства, такие, например как Мальдивы в Индийском океане, с населением 400 тысяч человек, перестанут существовать, подойдёт очередь Нидерландов, и что называется – далее по списку. Вы где-нибудь видите какую-нибудь подготовку к этим гигантским грядущим переселениям народов, перемещениям материальных и финансовых ценностей, заводов и университетов и прочего?

Последствия цунами 2011 года в Японии.

Последствия цунами 2011 года в Японии.

МЧС рассчитано на ситуацию, когда вот вдруг налетел страшный ураган, оставил после себя развалины и исчез до следующего года. А если по урагану каждый месяц? Климат меняется именно в эту сторону: частота и сила ураганов нарастают. Наши города в состоянии это выдержать? Посмотрите, что проектируют сейчас архитекторы: дома, городские районы, всю инфраструктуру городов в целом безо всякой климатической устойчивости и защиты. Что будет с домами, расположенными на вечной мерзлоте, низменностях или побережье? И что будет твориться с улицами, дорогами, мостами, городскими реками, регулярно выходящими из берегов уже по всему миру – вот как только что во Франции, с человеческими жертвами?

— Архитекторы проектируют то, что им заказывают. Никто не заказывает сегодня массовые автономные атомные бомбоубежища, как в разгар «холодной войны». Бункеры нынче не в моде…

— А это и не дело частных подрядчиков. Совершенно очевидно, что это должна быть государственная и даже межгосударственная, трансграничная программа или стратегия: климатоустойчивая архитектура будущего. Тем более что инженерные, конструктивные и технологические решения, на которые такая стратегия может опираться сегодня уже созданы и надо только начать внедрять новый комплексный архитектурный подход в их применении.

Б. Фуллер. Климатический купол над Манхеттеном.

Б. Фуллер. Климатический купол над Манхеттеном.

Например, первые расчёты геодезического купола американским инженером Бакминстером Фуллером выполнены ещё в конце 40-х годов прошлого века. В Канаде в Монреале стоит его «Биосфера» – бывший американский павильон на Экспо-67. Гениальность конструкции геодезической сферы Фуллера в том, что чем сфера больше, тем большие нагрузки она в состоянии выдержать. Фуллер предлагал накрыть такой сферой – климатической оболочкой – в качестве эксперимента часть Манхэттена. Но 50 лет назад были технологические проблемы, которые сегодня практически решены. И вот уже в Хьюстоне, штат Техас, всерьёз задумались о том, чтобы накрыть защитным куполом центральную часть города. Хьюстон последние десятилетия страдает то от страшной жары, то от торнадо. Диаметр такого купола – 1600 метров, высота 500 метров. Изобретён и применяется новейший материал – ЭТФЭ (ETFE) –полимер нового поколения, сополимер этилена и тетрафторэтилена. Он в 100 раз легче стекла и пропускает УФ-лучи, химически стоек. Из него можно штамповать прозрачные окна-ячейки для купола. Внутри купола можно было бы регулировать компьютерами оптимальную влажность и температуру, здоровый микроклимат – и для людей, и для растений. Вот это был бы действительно реальный «зелёный город», но ещё и приспособленный к будущим природным катаклизмам и способный выстоять. Но вопрос пока застрял на уровне финансирования и выделения или выкупа земли под опорное бетонное кольцо.

Конструкция купола над Хьюстоном. 2010 г.

Конструкция купола над Хьюстоном. 2010 г.

— Вы верите, что такой проект будет реализован и даже растиражирован?

— Раньше или позже должно стать ясно, что опираться на концепцию различных бункеров времен войны, про которые вы вспоминали, невозможно. Город должен функционировать как город и при разгуле стихии, и без. Японцы построили вдоль всего побережья сеть небольших противоцунамных убежищ на 100-150 человек, но невозможно при каждой участившейся угрозе цунами проводить там в страхе полжизни: экономика развалится. Значит, нужны такие города, куда может укрыться население, и где люди будут не растягивать запасы воды и еды, а работать, учиться и нормально жить.

В. Каллебо. Искусственные острова в бухте Монако

В. Каллебо. Искусственные острова в бухте Монако

У меня разработан пилотный проект такого города-убежища – сухопутного ковчега, способного принять 100-200 тысяч человек из области, поражённой цунами. Геодезический купол диаметром 1000 метров и высотой 250 должен стоять на высоте порядка 600 метров над уровнем моря: по имеющейся статистике, такой высоты подъёма пока не достигла ни одна из зафиксированных волн-цунами. Высота самой большой волны за всю историю наблюдений составила 525 метров в 1958 году в заливе Литуя на Аляске.

А. Скижали-Вейс. Панорама города-ковчега , 2015 г.

А. Скижали-Вейс. Панорама города-ковчега , 2015 г.

А. Скижали-Вейс. Размещение города-убежища на побережье, 2015 г.

А. Скижали-Вейс. Размещение города-убежища на побережье, 2015 г.

А. Скижали-Вейс. План общественной зоны города-ковчега. 2015 г.

А. Скижали-Вейс. План общественной зоны города-ковчега. 2015 г.

Но могут быть и иные решения. К примеру, Винсент Каллебо полагает, что в ответ на рост уровня мирового океана человечество должно отправиться в плавание на гигантских городах-островах: это его проект «Лилипад». Каждый такой остров – как дрейфующий древнегреческий полис с автономной системой жизнеобеспечения. Они могут объединяться в плавучие архипелаги для решения общих задач, а затем вновь отправляться в плавание. Есть и другие похожие проекты – например, гигантского корабля «Свобода», мини-государства автора Нормана Никсона на 100 тысяч человек ценой в 9 млрд. долларов. Правда, такие проекты пока всё же более смахивают на супердорогие круизные лайнеры, чем на новую архитектурную парадигму.

Норман Никсон. Корабль Свободы . 2006 г.

Норман Никсон. Корабль Свободы . 2006 г.

— Я надеюсь, что в ближайшие десятилетия всё же на плавучие города переселяться не понадобится. Но если вернуться хронологически в более близкое нам время – как думаете, отчего нет никаких признаков того, что жизнестойкость городских поселений в новой климатической реальности кого-то всерьёз занимает?

— Потому что сегодня нет такого направления – «Архитектурное прогнозирование», его необходимо создавать, в этом я убежден. Смотрите: все сегодня рассуждают о жизненном цикле зданий, но при этом принимают как данность, что на протяжении этого жизненного цикла условия функционирования будут константой. А порой и вообще игнорируют эту тему, не задумываются. Между тем, архитектура – это ведь не на три-пять лет. Это на многие десятилетия, столетия даже. Спросите у любого архитектора, как его дом будет взаимодействовать с окружающей средой через полвека, в каких условиях, и как эти будущие условия он учитывает сейчас – он пожмёт плечами.

А. Скижали-Вейс. Под куполом города-убежища. 2015 г.

А. Скижали-Вейс. Под куполом города-убежища. 2015 г.

Необходимо создать научный центр архитектурного прогнозирования – коллектив, состоящий не только из архитекторов, но и инженеров, энергетиков, технологов, климатологов, социологов и так далее: пусть они разрабатывают сценарии развития, определяют те критерии и будущие реперные точки, на которые необходимо выйти архитекторам через, допустим, пять десятилетий. Это новый урбанизм, если хотите – урбанизм на вырост! Вот сейчас много говорят о смарт-городах. Но при этом берут старый город, старую архитектуру и транспортную схему и организацию торговли и досуга, всё старое – и пытаются на это наложить смарт-технологии, пытаясь сэкономить затраты и бюджет строительства. Получается ни два, ни полтора, потому что приспосабливать – это оказывается не рационально технически, учитывая изношенность и консерватизм городской инфраструктуры прошлого. Там, где смарт-город строится с чистого листа, как в Индии или в Южной Корее, достигается фантастический результат. Это всего один пример того, чем бы могли заниматься такие новые архитектурные междисциплинарные экспертные панели.

А. Скижали-Вейс. Акваполис интегрированный с сушей, 2004 г.

А. Скижали-Вейс. Акваполис интегрированный с сушей, 2004 г.

А. Скижали-Вейс. Пространственная структура Смарт-города, 2007 г.

А. Скижали-Вейс. Пространственная структура Смарт-города, 2007 г.

Конечно, центральной фигурой в таком прогнозировании всё равно остаётся архитектор-футуролог, потому что именно ему предстоит проектировать будущие города. Но он будет вооружён новыми знаниями, техническими расчетами, экспертными оценками, стратегией долгосрочного развития с горизонтом не в год-два, как сейчас, а на десятилетия. И тогда мы увидим архитектуру, реально обращённую в будущее и готовую к нему, каким бы это будущее в итоге ни оказалось.

(Иллюстрации к статье предоставлены архитектором-футурологом Артуром Скижали-Вейсом)

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]