facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Городская среда

2 сентября 2015 | Валерий НЕФЁДОВ
МАЛЫЕ ФОРМЫ С БОЛЬШИМ СМЫСЛОМ

Копенгаген, Парк Superkilen. Островные сидения вокруг высоких        деревьев обладают немалым ресурсом комфортности, так как могут        предложить для отдыха как выбор теневой или солнечной стороны, так и        располагают разными ракурсами восприятия окружения.

Копенгаген, Парк Superkilen. Островные сидения вокруг высоких
деревьев обладают немалым ресурсом комфортности, так как могут
предложить для отдыха как выбор теневой или солнечной стороны, так и
располагают разными ракурсами восприятия окружения.

В обустройстве городских общественных пространств есть немало деталей, которые по-разному отражаются на состоянии и поведении человека. Сам того не замечая, он вынужден взаимодействовать с ними, просто передвигаясь по городу. И от того, как эти детали среды расположены, из каких материалов и в каких формах выполнены, зависит представление человека о степени комфортности пространства, в котором он находится. По мере развития зелёных технологий, многие из этих деталей вовлекаются в процесс пересмотра их роли в достижении качеств устойчивой среды, заставляя смотреть другими глазами на многие привычные объекты городской среды.

Не исключение и малые архитектурные формы, включая разные типы сидений и скамеек, навесов и пергол на территориях различного назначения. Только когда новые приоритеты расширенного включения природы в городскую среду уже привели к изменению представлений и приемов организации общественных пространств, сами малые формы переживают не меньший процесс осмысления их возможностей в создании комфортной среды. Более того, для большинства посетителей городских пространств современные решения малых форм дают возможность задуматься над реальными ценностями в их трактовке, открывая порой неожиданные простые истины.

Процесс этот неизбежно ведет к корректировке многих стереотипов, а, быть может, и отражается на создании новых вкусовых приоритетов человека. Но в любом случае, после соприкосновения с примерами, в которых сценарий восприятия городского пространства был построен на реализации новой интегрированной модели взаимодействия малых форм с природой, у человека «приподнимается планка» его вкусовых предпочтений и способностей всё более объективно оценивать свое окружение.

Санкт-Петербург. Набор малых форм в жилом дворе на улице Нахимова в       традиционном исполнении с петербургскими мотивами.

Санкт-Петербург. Набор малых форм в жилом дворе на улице Нахимова в
традиционном исполнении с петербургскими мотивами.

Глядя на многие «произведения дизайна» в наших дворах, на улицах и площадях, чаще всего думаешь о том, что авторы подобного благоустройства, включая малые формы, решали свои задачи: либо просто повысить плотность расстановки таких форм (заодно подняв и цену проекта), либо защитить скамейки от вандализма за счет максимальной «накачки» их массивности, либо сделать выставку малых форм как экзотических изделий с затейливой ковкой из черного металла и массивного бетона. Иначе трудно объяснить, например, недавнее благоустройство одного из дворов на улице Нахимова в Санкт-Петербурге, где скамьи с массивным бетонным основанием в сочетании с вычурными формами металлического кованного моста при полном отсутствии кустов или деревьев создают что угодно, но только не среду для отдыха в дворовом пространстве, окруженном высокими домами.

Санкт-Петербург. Расстановка малых форм во дворе без представления о      смысле использования открытого пространства.

Санкт-Петербург. Расстановка малых форм во дворе без представления о
смысле использования открытого пространства.

Планировка участка достаточно убедительно показывает, что выйти из стереотипов непременного следования приемам разбивки дорожек в виде трёхлучевого трезубца (ну прямо как на историческом плане города) городским благоустроителям никак не удается. Наиболее причудливым и очень затратным стал горбатый мостик из металла без признаков воды под ним, однозначно напоминающий, что сделано всё это в городе на Неве. При этом можно догадаться, что сидеть в этом пространстве, продуваемом всеми ветрами и не имеющем никаких индикаторов природной привлекательности, а напротив, визуально сфокусированном на автомобильной стоянке, вряд ли кому-то покажется привлекательным.

Нередко и новые пешеходные улицы после подобного «благоустройства» и «дизайна» превращаются в непрерывную вереницу «экзот» из поставленных чётко по одной линии «антикварных» скамеек, старомодных фонарей и гранитных вазонов для однолетних цветов. Говорить о каком-либо разнообразии общественных пространств с включением природы в подобных случаях просто не приходится. Клонирование таких приёмов как в исторической, так и в новой частях наших городов стремительно девальвирует (если не убивает совсем) эстетику городских открытых пространств, отбивая у человека надолго всякой желание не только возвращаться туда, а даже просто находиться.

Пространство для отдыха в природе

Решение задачи обустройства мест для отдыха в городской среде многие страны развернули немного в другую плоскость. Конечно, поиск нового дизайна самих сидений никто не отменял. Но фактор их включённости в природу стал иметь гораздо большее значение. И речь уже идет о серьезном изменении менталитета проектировщиков, дизайнеров и строителей, в мышлении которых скамьи и сидения разных очертаний из их прежнего качества малых форм перешли в компонент новой природной среды. В новой трактовке малые формы больше не выглядят как некие самодостаточные изделия, а включаются в сценарий пространства как функциональная часть, благодаря расположению которой человеку предлагается взаимодействие с природой.

Юрмала, Майори. Скамьи с металлическими конструкциями для развития      по вертикали вьющейся растительности на площади перед Культурным      Центром.

Юрмала, Майори. Скамьи с металлическими конструкциями для развития
по вертикали вьющейся растительности на площади перед Культурным
Центром.

Переставив акцент на контакт с природой, зарубежные специалисты стали искать пути использования малых форм совместно с компонентами живой природы для обеспечении более высоких экологических и эстетических качеств среды. Выбор формы и материала мест сидения стал зависеть от того, в каком контексте они располагаются, как могут влиять на разграничение направлений движения людей и расположения сидящих прохожих, какие возможности восприятия окружающего ландшафта могут предложить для отдыхающих посетителей. Создание, в частности, легкого каркаса из гнутых металлических труб, как показывает пример из Юрмалы, может быть эффективен для развития вьющейся растительности над местами для сидения, превращая часть прогулочной дорожки в своего рода зелёную галерею.

Юрмала, Майори. Дугообразные конструкции формируют визуальные      границы и масштаб пространств для отдыха совместно с зеленым      покрытием.

Юрмала, Майори. Дугообразные конструкции формируют визуальные
границы и масштаб пространств для отдыха совместно с зеленым
покрытием.

Важнейшая роль в создании комфортного для человека пространства принадлежит грамотно размещенной вокруг сидений растительности, включая посадки кустарников и высокой растительности. Именно с ними связано ощущение эффективного защитного экрана за спиной сидящих людей и актуального средства разграничения открытого пространства, аналогичного созданию зелёных комнат.

Хельсинки, район Арабианранта. Места для отдыха, окруженные рядами      кустарника и модулями из цветов и деревьев. Эффект открытой "зеленой      комнаты".

Хельсинки, район Арабианранта. Места для отдыха, окруженные рядами
кустарника и модулями из цветов и деревьев. Эффект открытой «зеленой
комнаты».

В жилых дворах района Арабианранта в Хельсинки заметна важная структурирующая роль посадок растительности, которые вместе со скамьями и столиками формируют оптимальный масштаб мест для отдыха, где человек не испытывает визуального дискомфорта ни от излишне открытого характера пространства, ни от плотного соседства с проходящими к дому жителями. Вообще, размещение скамей со столиками в жилых дворах, даже при их абсолютно минималистической трактовке, заметно поднимает функциональные качества среды для отдыха, предлагая формат общения за столом или различных занятий, включая настольные игры.

Стокгольм, район Хаммарбю Шёстад. Экранирование мест для отдыха      растительностью с контрастным раскрытием открытого пространства.

Стокгольм, район Хаммарбю Шёстад. Экранирование мест для отдыха
растительностью с контрастным раскрытием открытого пространства.

Цюрих. Скамьи со столами, окруженные экранами из растительности, в      жилом дворе - часть общественного  пространства для активных      социальных контактов жителей.

Цюрих. Скамьи со столами, окруженные экранами из растительности, в
жилом дворе — часть общественного пространства для активных
социальных контактов жителей.

Цюрих. Среда для общения - больше чем просто пространство для сидения      за столами. Гриль-поляна для соседей.

Цюрих. Среда для общения — больше чем просто пространство для сидения
за столами. Гриль-поляна для соседей.

На примерах дворов в районе Хаммарбю Шёстад в Стокгольме и в жилых районах Цюриха можно заметить, что подобные места, ограниченные рядами посаженных по соседству кустарников, играют роль общественных пространств с высокой социальной эффективностью.

В размещении сидений между группами деревьев вдоль основных пешеходных коммуникаций содержится немалый ресурс для превращения наиболее посещаемых участков городских открытых пространств в уютные фрагменты среды. Одиночные сидения, расставленные на Крымской набережной вдоль Москва-реки, создают для посетителей целую серию зелёных «кабинетов» именно благодаря визуальному разграничению высокими деревьями, посаженными вдоль полосы основного пешеходного движения.

Москва. Крымская набережная. Взаимодействие отдельных сидений с      ритмом деревьев формирует масштаб отдельных "зеленых комнат",      открытых к реке.

Москва. Крымская набережная. Взаимодействие отдельных сидений с
ритмом деревьев формирует масштаб отдельных «зеленых комнат»,
открытых к реке.

Москва, Крымская набережная. Растительный экран вдоль скамей      составляет важный фактор цвето-визуального сопровождения мест для      отдыха.

Москва, Крымская набережная. Растительный экран вдоль скамей
составляет важный фактор цвето-визуального сопровождения мест для
отдыха.

Там, где на набережной есть расширенные в сторону воды фрагменты статичных пространств со скамьями, яркие цветущие экраны из полевой растительности повышают эстетические качества среды, врываясь своими динамичными очертаниями в ландшафт береговой полосы.

Париж, район Булонь-Бийянкур. Широкие сидения, обустроенные вместе       с модулями из высокой растительности на разряжено уложенной плитке.

Париж, район Булонь-Бийянкур. Широкие сидения, обустроенные вместе
с модулями из высокой растительности на разряжено уложенной плитке.

Выбор контуров установки сидений с включением природы, даже в случае их индивидуальной трактовки, даёт возможность использовать расположенный за ними фрагмент растительности в качестве активного компонента ландшафта в зоне релакса. Пример из Парка детского отдыха Дзинтар Межапарк в Юрмале достаточно убедительно подтверждает немалый композиционный и экологический ресурс такой трактовки группы индивидуальных сидений из ажурного металла.

Юрмала, Дзинтар Межапарк. Прозрачный рисунок металлических       сидений позволяет избежать эффекта их массивности и сохраняет       максимум привлекательности природного окружения.

Юрмала, Дзинтар Межапарк. Прозрачный рисунок металлических
сидений позволяет избежать эффекта их массивности и сохраняет
максимум привлекательности природного окружения.

Только выбор прозрачного рисунка из металла обладает еще возможностью максимально сохранять вид природного окружения без лишней массивности самих сидений.

Сидения на островах природы

В городских общественных пространствах всё более актуальным становится возвращение компонентов природы как альтернативы долго господствовавшему представлению, что ей трудно найти место на городских улицах и площадях ввиду наличия в земле плотной сети подземных коммуникаций. Однако разумный подход к выбору более компактных приемов комплексной прокладки всех видов инженерных коммуникаций дал возможность в большинстве европейских городов пересмотреть подход к возвращению растительности в структуру городских открытых пространств.

При создании островов природы, конечно, при возможности всякий раз пытались сохранить уже существующие отдельные высокие деревья, но не менее актуальной стала дополнительная структурирующая посадка высокой растительности из крупномеров. Ресурс организации мест для отдыха вокруг таких посадок был осмыслен через предложение самых разных типов сидений, которые в зависимости от климата и видов, включаемых в новые зеленые островки растений, получили большое распространение в европейских странах.

Для стран с относительно более теплым климатом в качестве материала сидений был использован и бетон, и камень, и металл. С позиции применимости для многих регионов нашей страны, безусловно, наиболее интересными стали решения с применением в качестве материала покрытия дерева. Как правило, из соображений оптимальной эргономики, высота подобных сидений составляет от 45 до 50 сантиметров, что допускает трактовку нижней, вертикальной части основания сидения в качестве своего рода подпорной стенки, удерживающей заключенную в контуре сидения массу грунта для посадки достаточно крупных деревьев.

Цюрих. Островные сидения из бетона с включением высоких деревьев.

Цюрих. Островные сидения из бетона с включением высоких деревьев.

Венеция, Piazza di Roma. Островные сидения с заполнением из кустов и        деревьев на конечной остановке общественного транспорта.

Венеция, Piazza di Roma. Островные сидения с заполнением из кустов и
деревьев на конечной остановке общественного транспорта.

Примеры площадей Цюриха и Piazza di Roma в Венеции, представляя достаточно широкий диапазон примененных материалов, одновременно продемонстрировали немалые возможности и в сочетании подобных решений с различными приемами выполнения рисунка мощения, и в части трактовки самих сидений в виде циркульного или линейного контура.

Венеция, Piazza di Roma. Линейные модули с сидениями на подпорных        стенках вокруг высоких деревьев.

Венеция, Piazza di Roma. Линейные модули с сидениями на подпорных
стенках вокруг высоких деревьев.

Венеция, Piazza di Roma. Сочетание линейных и островных контуров        сидений на конечной остановке общественного транспорта.

Венеция, Piazza di Roma. Сочетание линейных и островных контуров
сидений на конечной остановке общественного транспорта.

Особенностью ландшафтного и дизайнерского решения важной для Венеции Piazza di Roma, где заканчиваются все маршруты общественного транспорта, доставляющего людей в уникальный город-остров, является формирование с помощью контуров сидений чётко обозначенных зон преимущественно транзитного движения и преимущественно статичного сидения пешеходов в ожидании транспорта. При этом возможность двухстороннего использования линейных сидений поддерживается созданием зелёных островов с растительностью без сидений, которые составляют позитивное визуальное поле для обзора сидящими людьми.

Рига, привокзальная площадь. Ритм из контейнеров с деревьями         формирует в интервалах между ними места для отдыха, лишенные        воздействия транзитного движения пешеходов.

Рига, привокзальная площадь. Ритм из контейнеров с деревьями
формирует в интервалах между ними места для отдыха, лишенные
воздействия транзитного движения пешеходов.

Котка, Парк Sapokka. Островное сидение с деревом и широкой        поверхностью для отдыха вблизи береговой линии залива.

Котка, Парк Sapokka. Островное сидение с деревом и широкой
поверхностью для отдыха вблизи береговой линии залива.

Хельсинки, район Руохолахти. Сидеть на подпорной стенке вокруг        природного модуля  можно с дополнительным удобством, когда ажурные        линии из металла сделаны  по профилю сидящего человека.

Хельсинки, район Руохолахти. Сидеть на подпорной стенке вокруг
природного модуля можно с дополнительным удобством, когда ажурные
линии из металла сделаны по профилю сидящего человека.

Сложное переплетение функций обслуживания и транзита на главных транспортных площадях городов, включая привокзальные площади, послужило основанием для поиска адекватных решений расположения и организации мест сидения на них, учитывая большой поток прохожих и весьма большой диапазон их мотивации в выборе содержания пребывания на площади. Сделать так, чтобы сидящие одновременно были и достаточно изолированы от транзитного потока и одновременно не были удалены от основных транзитных направлений, как оказалось, можно с использованием контейнеров с высокими деревьями, окруженными сидениями. На привокзальной площади Риги по оси, перпендикулярной контуру здания вокзала, размещены контейнеры, вокруг которых всегда располагаются люди.

При обустройстве в Москве Крымской набережной среди многих достижений в отечественном ландшафтном дизайне трудно не отметить достаточно смелое предложение авторов по созданию протяженных контуров сидений, профиль которых допускает отдых полулежа.

Москва, Крымская набережная. Развитие темы большого "острова" для        отдыха полулёжа с использованием небольших складок искусственного        рельефа и протяженной линии сидения.

Москва, Крымская набережная. Развитие темы большого «острова» для
отдыха полулёжа с использованием небольших складок искусственного
рельефа и протяженной линии сидения.

Подобное развитие темы «острова отдыха» в природе свидетельствует о способности наших архитекторов и дизайнеров весьма заметно увеличивать диапазон трактовки мест для отдыха, к которых уже нет ни малейших намеков на расстановку традиционных скамей вдоль дорожек в городских общественных пространствах.

Сидения на «границе функции»

Переход многих стран к реализации стратегии устойчивого развития, включающей последовательное восстановление природы в структуре городских открытых пространств, открыл им возможность пересмотреть многие привычные стереотипы в трактовке среды. Всё более востребованной стала способность авторов городского дизайна абстрагироваться от стандартных решений с прежними приоритетами и представлениями. В оценке роли малых форм переворот произошел на базе нового интегрированного представления о функциональных процессах и их оптимальных границах, о мобильности и универсальности тех компонентов среды, которые, как казалось раньше, обустраиваются надолго.

Расширившийся диапазон функций городской жизни и возросшая мобильность населения заставили по-новому взглянуть на обустройство многих мест пребывания человека, но уже не только с позиции оценки привлекательности того или иного объекта средового дизайна, а с позиции оптимального взаимодействия этих объектов в новом качестве пространства.

Нарастающий интерес к альтернативным, более экологичным вариантам передвижения в городской среде, включая велосипед, потребовали изменений не только в структуре наиболее посещаемых общественных пространств, но и в их обустройстве. Вопрос при этом не решался лишь на уровне наспех согнутой металлической трубы, названной велопарковкой, а предполагал согласованное решение дизайна малых форм, необходимых и для хранения велосипеда, и для создания удобных мест сидения рядом с игровыми площадками. Участие профессиональных дизайнеров позволило создать качественно новые решения, обладающие не только ресурсом для продолжительного использования, но и весьма привлекательные по своему внешнему виду. Пример, взятый из не самой центральной части Юрмалы – Парка Меллужи – даёт возможность оценить современный дизайн таких малых форм.

Юрмала, Парк Меллужи. Дизайн велопарковки с привязкой к местам        сидения на границе детского игрового пространства.

Юрмала, Парк Меллужи. Дизайн велопарковки с привязкой к местам
сидения на границе детского игрового пространства.

Юрмала, Парк Меллужи. Лаконичные линии велопарковки, добротный        материал, качество изготовления и крепления к земле - во всем        индикаторы  квалификации исполнителей и предпосылки устойчивого        использования.

Юрмала, Парк Меллужи. Лаконичные линии велопарковки, добротный
материал, качество изготовления и крепления к земле — во всем
индикаторы квалификации исполнителей и предпосылки устойчивого
использования.

В городской среде понятие «граница функции» имеет немало трактовок. Если представить, что малые формы могут выступить в качестве средства обозначения подобных границ, то остаётся только спроектировать и изготовить другие сидения (именно сидения, а не привычные скамейки), очертание которых будет отвечать главной идее пространства. Удобство для родителей, приходящих вместе с маленькими детьми на игровые площадки, нередко заключается в том, чтобы как можно меньше задумываться над тем, что ребенок как-то нечаянно может выбежать за границы игрового пространства. Дизайн кругового сидения, в границах которого обустроена детская игровая площадка, позволил решить в новом районе Конфлюэнс в Лионе эту проблему: детям надежно обозначены пределы возможного передвижения в процессе игры.

Лион, район Confluence. Круговое сидение в качестве границы детского        игрового пространства.

Лион, район Confluence. Круговое сидение в качестве границы детского
игрового пространства.

Для уличного кафе дизайнерская трактовка границ обслуживаемого пространства достаточно актуальна, так как позволяет создать необходимый комфорт для людей, сидящих за столиками, отделив их от просто прохожих. Всё чаще в этих целях и в отечественной практике стали применяться различные контейнеры, кашпо и вазоны с растительностью по периметру торговой территории. Финское решение, предложенное дизайнерами на проспекте Маннергейма в центре Хельсинки, пошло несколько дальше или немного другим путем.

Хельсинки, проспект Маннергейма. Уличное кафе с граничным сидением        по периметру.

Хельсинки, проспект Маннергейма. Уличное кафе с граничным сидением
по периметру.

Вокруг кафе было устроено длинное сидение, в структуру которого были включены контейнеры с растительностью, но при этом почти вся площадь этого сидения может быть использована сидящими за столиками посетителями, прибавив число удобных посадочных мест. Вроде бы очень простое решение, но идея сидения «на границе функции» в нем воплотилась весьма оригинально.

Зелёные навесы и перголы как продолжение природы

Для человека, находящегося в городских открытых пространствах, вопрос их масштаба стабильно остаётся актуальным. Зелёные технологии создания масштаба среды, соизмеримой с человеком, многократно были апробированы при создании пространств со стенами из растительного материала, подтвердив состоятельность такого подхода. Если же говорить о третьем измерении пространства – по вертикали, – то для его соответствующего форматирования чаще всего используются малые формы, задачей которых становится ограничение высоты пространства, при этом соображения его защиты от дождя и солнца остаются также в числе актуальных.

Опыт европейских стран позволяет оценить очень широкий диапазон современного дизайна малых форм – навесов и пергол, причём отметить, как постепенно большинство из них обретает зелёную трактовку. И в этом нет ничего удивительного, так как соображения устойчивого развития подсказывают, что с природой такие формы могут работать более эффективно. Навеянные природой формы тоже используются в дизайне, придавая даже самым твердым материалам – металлу и бетону – более живое образное звучание.

Рига, район Skanstes Virsotnes. Навес в виде листа дерева над местами для        отдыха во дворе на крыше полуподземной парковки.

Рига, район Skanstes Virsotnes. Навес в виде листа дерева над местами для
отдыха во дворе на крыше полуподземной парковки.

Среди примеров, заслуживающих внимания в этом плане, стоит выделить трактовку навесов над местами для сидения на крыше полуподземной парковки в новом жилом районе Skanstes Virsotnes в Риге. Выполненные в форме стилизованных листьев дерева, они легко парят над крышей парковки, окруженные модулями с живой растительностью.

Хельсинки, район Katajanokka. Навес во дворе жилого дома,        взаимодействующий с природным окружением - зеленое покрытие земли            и рядом посаженный кустарник.

Хельсинки, район Katajanokka. Навес во дворе жилого дома,
взаимодействующий с природным окружением — зеленое покрытие земли
и рядом посаженный кустарник.

У навеса во дворе жилого комплекса в районе Katajanokka в Хельсинки тоже есть свои зелёные компоненты, начиная с его постановки на разреженное покрытие, прорастающее травой, и включенную группу кустарников в непосредственной близости.

Хельсинки, район Арабианранта. Пергола, сопровождающая человека с        природой до самого входа в многоэтажный жилой дом.

Хельсинки, район Арабианранта. Пергола, сопровождающая человека с
природой до самого входа в многоэтажный жилой дом.

Хельсинки, район Арабианранта. Пергола с вьющейся растительностью в        качестве визуального обозначения границы дворового пространства.

Хельсинки, район Арабианранта. Пергола с вьющейся растительностью в
качестве визуального обозначения границы дворового пространства.

Хельсинки, район Арабианранта. Создание покрытия над велопарковкой        с использованием перголы, увитой растительностью.

Хельсинки, район Арабианранта. Создание покрытия над велопарковкой
с использованием перголы, увитой растительностью.

В районе Арабианранта в Хельсинки можно найти немало примеров того, как перголы, взаимодействуя с растительностью, обеспечивают человеку постоянное сопровождение природой. Зачастую до самого подъезда жилого дома. А велосипеды, стоящие круглый год во дворах, также находятся в окружении природы.

Копенгаген. Навес с растительностью над велопарковкой.

Копенгаген. Навес с растительностью над велопарковкой.

Прогресс в области зелёных технологий зримо присутствует во многих новейших объектах архитектуры и дизайна в столице Франции. Понимая, что у современного человека границы представлений о комфортном пространстве постоянно расширяются, французские дизайнеры не упускают возможности для внедрения новейших технологий, сочетая новые приемы возвращения природы с техническими достижениями в интересах людей. Поэтому даже в условиях исторической части Парижа абсолютно реальным стало устройство навеса с зеленым покрытием, под которым обустроена зона Wi-Fi.

Париж, Елисейские поля. Зона Wi-Fi под зеленой крышей в самом центре        французской столицы - отражение другого измерения новейших        технологий.

Париж, Елисейские поля. Зона Wi-Fi под зеленой крышей в самом центре
французской столицы — отражение другого измерения новейших
технологий.

Париж, Елисейские поля. Остров природы на крыше навеса в         историческом центре города.

Париж, Елисейские поля. Остров природы на крыше навеса в
историческом центре города.

Скорее всего, использование малых форм в отечественной практике неизбежно придёт к расширению актуального диапазона их взаимодействия с природой. Но глядя на многочисленные примеры весьма пассивного клонирования старых подходов, обладающих разрушительной силой для скромного бюджета многих городов, остается надеяться, что обученные дизайнеры смогут реализовать свои инновационные идеи в обозримом будущем. Опыт обустройства Крымской набережной в Москве явно прибавляет оптимизма в таких надеждах.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]