facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Альтернативная энергетика

4 апреля 2018 | Сергей ПАНАСЕНКО
ЧТО БУДЕТ С ЗЕЛЁНОЙ ЭНЕРГЕТИКОЙ В РОССИИ ПОСЛЕ 2024 ГОДА?

Было время – всех взволновала проблема 2000, или Y2К: роковой даты конца тысячелетия, когда компьютеры должны были все разом сойти с ума. Пронесло. Потом в дело вступили племена майя, якобы предрекавшие конец мира в 2012. Тоже не случилось. Сейчас среди российских энергетиков много разговоров про год 2024: срок, до которого рассчитаны действующие договоры о предоставлении мощности по ВИЭ. Что ждёт солнечную энергетику, на которую возлагается так много надежд, после этой даты? Об этом редактор ЗГ Сергей ПАНАСЕНКО беседует с Антоном УСАЧЁВЫМ, заместителем генерального директора группы компаний «Хевел».

— Давайте начнём с прогноза. Какова доля гелиоэнергетики в энергетическом балансе РФ сейчас и какой, по-вашему, будет она, допустим, через 10 лет?

— Сегодня доля всей солнечной генерации в России не превышает 0,5 процента в общем энергобалансе. До 2024 года будет введено порядка 1,6 ГВт солнечной генерации. При сохранении текущих темпов развития через 10 лет доля солнечной энергетики в энергобалансе не превысит 2-3 процентов. При этом по совокупности природно-климатических факторов потенциал развития современного вида генерации в разы превышает действующие сегодня в стране целевые показатели.

— В таком случае есть ли у гелиоэнергетики в РФ перспективы стать самостоятельным значимым источником энергии? Или она в обозримом будущем останется «на подхвате» в проектах удалённых источников микроэнергоснабжения в комбинации с дизель-установками, как альтернатива северному завозу, например?

— Центральная часть России по уровню инсоляции ничем не уступает Германии – одному из лидеров по развитию солнечной энергетики в Европе, а огромные территории Урала, Сибири и Дальнего Востока по данному показателю превосходят юг Италии и Испании. Кроме того, конечно же, нельзя забывать про южную часть России – Волгоградская, Ростовская, Астраханская области, Краснодарский край, Кавказ отлично подходят для развития солнечной энергетики.
Вы правильно говорите, что в России огромные территории сегодня снабжаются электроэнергией за счёт неэффективных дизельных установок. Их замена на солнечную или гибридную генерацию позволяет уже в первые годы использования сократить потребление топлива вдвое. Это не только благоприятно сказывается на региональных бюджетах, из которых сегодня власти вынуждены субсидировать тарифы, но и позволяет решить проблему бесперебойного электроснабжения: в отличие от дизельной установки, гибридная может работать без технологических перерывов.

— И что же тормозит ускоренное развитие гелиоэнергетики: низкая стоимость традиционных энергоресурсов, как говорит Анатолий Чубайс? Или избыток традиционной энергии? Или отсутствие своих мощностей по производству панелей и управляющего оборудования?

— Препятствий на пути развития солнечной энергетики несколько, в первую очередь – высокая стоимость заёмного капитала. У солнечных электростанций практически нет издержек на эксплуатацию: отсутствуют затраты на топливо, которые составляют до 80% операционных затрат в углеводородной генерации, практически отсутствуют расходы на ремонт генерирующего оборудования и так далее. Ключевую роль в формировании стоимости солнечной электроэнергии играют капитальные затраты.


Низкая стоимость углеводородов в среднесрочной перспективе перестанет обеспечивать конкурентоспособность российской промышленности: уже через 5-10 лет стоимость производства электроэнергии из углеводородов станет сопоставима со стоимостью производства электроэнергии из возобновляемых источников. Поэтому России уже сегодня необходимо задуматься о дальнейшем развитии собственной производственной базы для возобновляемой энергетики. Помимо плюсов в виде снижения инфляции и снижения цен на электроэнергию в среднесрочной перспективе, развитие солнечной энергетики позволит значительно расширить возможности несырьевого высокотехнологичного экспорта.
Кроме того, с точки зрения доли в ВВП России уже сегодня выгоднее экспортировать газ, чем субсидировать им свою промышленность. Для промышленных потребителей цена сетевой электроэнергии, несмотря на условно низкую стоимость топлива, ежегодно растёт, так как большая часть тепловой генерации сегодня неэффективна и нуждается в модернизации.

— Так всё же: есть ли жизнь для гелиоэнергетики «после 2024 года», когда по проектам изменится форма государственной поддержки (вместо гарантированных возвратов инвестиций — финансирование из ФНБ, пенсионных фондов, госбюджета)? Или изменится только схема гарантий на возврат инвестиций? или ничего не изменится?

— На текущий момент меры поддержки возобновляемой энергетики после 2024 года, когда будет завершена реализация всех проектов в рамках договоров на предоставление мощности, не определены. Активность инвесторов спустя три года с момента старта программы ДПМ ВИЭ позволила России сократить технологическое отставание в солнечной энергетике. Российские компании, обретя собственный опыт строительства солнечных электростанций, на порядок снизили капитальные затраты. Но в условиях жёсткой глобальной конкуренции, низкой стоимости привлечения капитала на мировых рынках и непрерывного снижения стоимости производства за счёт увеличения его масштаба, критически важно сохранить набранный темп технологического развития. Поэтому решения о мерах поддержки после 2024 года будут играть решающую роль в дальнейшем развитии отрасли.

— В таких условиях, есть ли в РФ перспективы для солнечной микрогенерации в пределах ИЖС или городского кондоминиума, как способа снизить зависимость от сетей и/или сократить затраты? Возможно ли это без создания системы тарифов trade-in и рынка частной электроэнергии?

— Частная, или так называемая микрогенерация действительно является особым перспективным сегментом солнечной энергетики. Российский рынок малой генерации, работающей на возобновляемой энергии, сегодня не похож на мировой. В силу технологических особенностей энергосистемы и нормативного регулирования рынка, в России 90 процентов всех зелёных энергоустановок небольшой мощности – до 10 кВт – это автономные или гибридные системы, не включённые в ЕЭС. В мировой практике ситуация обратная: 90 процентов чистой энергии приходится на сетевые электростанции, а потребители зарабатывают на отпуске собственной энергии в сеть по повышенному зелёному тарифу. Рыночный потенциал частной сетевой зелёной энергетики огромен: речь идёт о миллионах домохозяйств, которые могут отпускать излишки собственной энергии в сеть, повышая надёжность и гибкость энергосистемы.


Умные потребители, которые вкладываются в зелёные энергоустановки в России, в отличие от крупных компаний-инвесторов, не имеют доступа к дешёвым кредитам. А в Европе и США потребителей активно стимулируют льготами и субсидиями для покупки чистого энергооборудования. И даже при этом сегодня в России ежегодно устанавливают порядка 10 МВт солнечных установок на частных домах. С появлением более доступных форматов приобретения оборудования – льготных кредитов или лизинговых программ, а также с принятием необходимых нормативных документов, разрешающих частным потребителям продавать излишки своей электроэнергии в общую сеть, развитие этого сегмента значительно ускорится.
Ведь помимо прямого снижения затрат на электроэнергию, развитие распределённой генерации увеличивает гибкость и надёжность энергосистемы, а значит, позволяет снизить объём резервируемых мощностей – тот самый «холодный» резерв, который сегодня по умолчанию оплачивают все потребители. Создание умной сетевой инфраструктуры и виртуальных электростанций, которые объединят объекты распределённой генерации, потребителей с управляемой нагрузкой и накопители электроэнергии для их совместной работы на рынках, позволит сократить затраты на создание и поддержание работоспособности резервов.

— А каковы перспективы создания и освоения в России надёжных и удобных источников индивидуального (в масштабах одного потребителя) устройств для аккумулирования электроэнергии?

— Безусловно, к числу факторов, которые помогают ускорить развитие солнечной энергетики, можно отнести развитие технологий накопления энергии.
С появлением новых типов доступных аккумуляторов значительно расширились инжиниринговые возможности возобновляемой энергетики. Сегодня есть возможность обеспечить электроэнергией любой объект только за счёт солнечной электроэнергии и накопителя. Кроме того, современные аккумуляторы открывают широкие возможности для разработки и установки различных гибридных систем, которые показывают хорошую экономику даже в условиях невысокой инсоляции. У нашей группы компаний «Хевел» накоплен значительный опыт строительства гибридных и полностью автономных систем электроснабжения, в том числе и с российскими производителями аккумуляторов: в первую очередь это компания «Лиотех». Кроме того, в России уже появилось достаточно много производителей аккумуляторов именно для частных потребителей, это компании Watts, Экомоторс и другие. О них пока мало знают, но это вопрос времени.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]