facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Город

29 сентября 2016 | Сергей ПАНАСЕНКО
МАСДАР-СИТИ ПОСЛЕ КРИЗИСА: УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ И НОВЫЕ НАДЕЖДЫ

mazdar10

Александру Македонскому или Петру Первому было легко. Решали они заложить город – и закладывали, и никто не лез с критикой, не спрашивал – зачем, и даже о стоимости особо не любопытствовал.

Нынче всё сложнее. Городов на свете столько, что просто ещё один никому не требуется: пустующих городов-призраков по миру десятки и без того. Для нового города нужна успешная гросс-идея, которая только и определит, есть ли у него будущее. А ещё кто-то должен под гросс-идею дать денег: то ли государство, то ли бизнес. И хотя, как и прежде, города остаются центрами развития и роста, никому уже не интересно «отсель грозить шведу»: города спорят не толщиной крепостных стен и числом пушек на башнях, а финансовыми, научными и техническими ресурсами, которые им удалось привлечь. Оттого редко кто сейчас строит банальный «город», а предпочитают – наукоград, иннополис, смарт-сити, эко-город‚ технополис; и так все в это заигрались, что, похоже, слегка запутались и решили немного разобраться меж собою…

Так или примерно так я рассуждал по дороге на мероприятие, название которого само способно внести смятение в неокрепшую душу: открытый конференц-тур в город будущего «Город как инновация», да к тому же в рамках 33-й Всемирной конференции Международной ассоциации технопарков и зон инновационного развития. Площадкой для путешествия во времени стал, разумеется, инновационный центр «Сколково», а центром – прославленный «Гиперкуб».

Пустынная как океан, продуваемая осенним сырым ветром территория инновационного центра с разбросанными на расстоянии строящимися объектами-островами (пустынная в такой степени, что когда я поначалу заблудился, звать на помощь было некого) как нельзя лучше подходила для дум о будущем. Зал в Гиперкубе, переполненный настолько, что не хватало даже приставных стульев, служил ей разительным контрастом. Организаторы свели в рамках одной повестки дня представителей ключевых российских «полисов» (но не только их) и нескольких их западных коллег, чтобы попробовать ответить на ряд вопросов. Первый вопрос сформулировал Андрей Шаронов, ректор Московской школы управления СКОЛКОВО: интересует ли нас город как инновация – или город как место, где инновации рождаются?

mazdar02

В конце концов, думал я, в Кремниевой долине, без упоминания которой редко обходятся разговоры о технологиях будущего, нет ничего инновационного (если забыть про футуристический кампус Google и «летающее блюдце» Apple, конечно): это типичная богатая малоэтажная Америка с хайвэями‚ огромными молами, изобилием ухоженной зелени и заоблачными ценами недвижимости. Тем не менее, ни один инновационный центр, чем бы он ни занимался, от микроэлектроники до биотехнологий, как выясняется, не мыслит себя без джентльменского набора из прозрачных интерьеров, открытых пространств, пешеходных зон и пунктов проката велосипедов. Это делает их отчасти похожими друг на друга и оставляет без ответа старый спор о прикладном характере таких сооружений и вау-эффекте.

Поэтому пускай простят меня представители всех прочих поселений, но с точки зрения архитектурных инноваций, на мой взгляд, пальму первенства пока держит Масдар Сити: город в пустыне, вызывавший в своё время не меньше толков, чем зимняя Олимпиада в субтропиках. И дело не во вкусах и не в том, что автор проекта – Норман Фостер. Дело в единстве: в том, что архитектурные решения здесь – ядро прикладной концепции и упомянутой гросс-идеи города, устойчивого эко-города как места для жизни, для бизнеса и для исследований городом самого себя. Концепции, которую здесь назвали «Living Lab».

Mazdar_Map

О Масдар Сити написаны горы, поэтому я ограничусь напоминанием только ключевых фактов. Решение о строительстве «зелёного города» в Аравийской пустыне было принято в 2006 году. В 2008 начались основные строительные работы. Площадь города согласно мастер-плану – чуть больше 600 га. В итоговом варианте здесь должны проживать 40 тысяч человек, и ещё 50 тысяч ежедневно будут приезжать сюда на работу из близлежащего Абу-Даби, пользуясь системой быстрого общественного транспорта (личные автомобили в Масдар Сити не пускают). Оценить общий объём вложений в проект сложно: после экономического спада 2008 года модель развития города была пересмотрена, Масдар отказался от варианта полного самофинансирования и начал привлекать сторонних инвесторов.

На конференции «Город как инновация» Масдар Сити представлял Энтони Мэллоуз: директор по проектированию и строительству. Мы побеседовали с ним в перерыве, и несколько ключевых фрагментов нашего разговора предлагаются вашему вниманию.

mallows01

— Масдар Сити задумывался как стопроцентно безуглеродный, с нулевыми выбросами. Сейчас говорят об ориентире снижения углеродного следа наполовину по сравнению с сопоставимыми городами. Что пошло не так?

— В 2005 году действительно обсуждалась тема «zero carbon». Была такая идея. Но уже примерно к 2009 году стало очевидно, что ни практически, ни экономически этого достичь невозможно. Люди носят одежду, люди дышат. Скажите: вам известен хотя бы один город, который был бы полностью безуглеродный? Вы знаете такой?

— Наверное, нет…

— Видите! Я считаю, что это была прекрасная идея. Вдохновляющая. Но когда мы стали углубляться в подробности, в детали того, как и что мы будем строить, нулевой углеродный след был отставлен как нереалистичный. Мы теперь говорим о способах минимизации углеродного следа, о снижении вдвое по сравнению с другими городами. Известно же, что главным источником углерода в городах являются здания, и лишь на втором месте инфраструктура. Поэтому мы решили сделать упор на то, как строить дома так, чтобы при этом выделялся минимум углекислого газа, и как затем тратить в них меньше воды и энергии… Правительство Абу-Даби рассчитывало этим проектом решить три задачи. Первая – диверсифицировать экономику, вторая – создать прибыльный бизнес вокруг новых источников энергии, третья – показать, как может выглядеть экоустойчивый город будущего.

wind tower

— Но разве пока Масдар Сити не похож больше на охраняемый закрытый посёлок, чем на город? К тому же условия, в которых он возникает…

— Вы о климате? Конечно, в Масдар Сити мы имеем особый случай. И мы не говорим, что наши решения могут быть просто так перенесены, например, к вам в Сибирь. Мы боремся с жарой и производим сами для себя воду – у вас другие вызовы. Однако есть направления, которые мы исследуем, и которые имеют значение для всех. Например, мы усиленнно работаем над совершенствованием технологии li-fi по передаче данных через LED-светильники уличных фонарей. У сетей wi-fi есть один существенный недостаток: ширина канала падает с ростом числа абонентов. Технология li-fi от этого свободна. Или наш Masdar Institute [of Science and Technology]: там есть группа, которая занимается исключительно развитием городов. Не Масдара, а всех городов. К примеру, что такое «умный город», смарт-сити? Вы можете сказать?

— Вряд ли.

— Естественно, потому что никто не знает. Если вы спросите Microsoft, спросите AT&T, спросите Cisco – все объяснят по-разному. Или Копенгаген, к примеру: ещё одно видение смарт-сити. Мы смотрим сейчас на эту идею именно под углом устойчивости. Так как мы вообще на всё смотрим под углом экоустойчивости, на любые инновации. И конечно, Масдар Сити – не закрытый город. Любой сможет приехать туда и жить.

mazdar06

— И, допустим, я смогу снять или построить там дом и просто жить, если понравится?

— Конечно! Никто никогда не строил сразу город на миллион жителей. Управляемый проект в разумные сроки должен быть небольшим. В городе восемь районов, и в каждом действуют три схемы застройки: инвестиции правительства Абу-Даби, совместные проекты бизнеса и правительства, частный инвестор… Так что приезжайте. У нас есть свободная зона. Ноль налогов на недвижимость, ноль налогов на доходы, полная репатриация прибыли, если хотите. Пожалуйста! Мы абсолютно открыты.

Здесь я хочу сделать паузу и добавить ещё кое-что от себя.

В своей презентации Энтони Мэллоуз назвал Масдар Сити «инновационной платформой устойчивого развития», экосистемой, в которой «эко» означает не только экологию, но и обязательно экономику. С первого дня проект рассматривался инвестором как коммерческий, и хотя финансовый кризис 2009-10 годов вынудил пересмотреть график и притормозил развитие (сегодня готово лишь 5% общей площади), к 2020 году, как уверяет Энтони Мэллоуз, достроено будет уже 35-40 процентов, а к 2030 году всё задуманное в мастер-плане будет стоять.

И заметьте: всё, что запланировано сдать к 2020 году, уже арендовано или оплачено авансом.

Перед интервью с Энтони Меллоузом, а ещё больше – после него я перечитал, думаю, львиную долю того, что напечатано об этом проекте за последние лет пять (более ранние публикации устарели, так как Масдар Сити сильно менялся в эти годы). В дополнение к тому, что я упомянул выше, я мог бы описать и архитектурно-планировочные решения – умышленно узкие и короткие (не длиннее 70 метров) улицы, не позволяющие солнцу пробираться к асфальтовому покрытию, 45-метровую ветровую башню, терракотовые ажурные фасады, – и фотоэлектрический комплекс на 22 гектарах, где собраны для испытаний зеркала не меньше дюжины различных типа и конструкций, и местную фабрика холодоснабжения со скважинами глубиной в 2,5 км на 6000 тонн хладагента, и многое другое. Но в такой скороговорке нет смысла: берите первоисточники.

mazdar08

 

Вместо этого я хочу обратить внимание на слова Мэллоуза про два «эко».

Масдар Сити отличается от многих известных нам зелёных проектов тем, что впервые в таком явном виде сумел сделать sustainability (предпочту в данном случае более ёмкий английский вариант) быстро развивающимся бизнесом. Масдар Сити взялся доказать то, что президент концерна «Сименс» в России Дитрих Мёллер на конференции за неделю до описываемых событий (и тоже в Сколково) точно обозначил как «green is green» – намекая не только на зелёный цвет листвы, но и на цвет банкнот всем известной валюты. И доказывает это предельно успешно, хотя не вышел пока даже на треть проектной мощности…

— Что будет в Масдар Сити после 2030 года?

— Развитие города не заканчивается. Опыт, который мы получили при строительстве, можно использовать и в других проектах в ОАЭ, на Ближнем Востоке и на других рынках. Масдар Сити – это эталон устойчивого развития. Здесь рождаются знания и технологии, которое можно масштабировать, и задаются ориентиры устойчивого развития для городов будущего. Я думаю, к 2030 году возникнет уже критическая масса людей и проектов. Наш опыт начнёт распространяться. Собственно, кое-что уже сейчас распространяется. Возьмите вторичную переработку отходов. Раньше строительный мусор здесь просто вывозили в пустыню, благо она кругом. Мы показали, как из строительных отходов извлекать прибыль. Сегодня 95% нашего строительного мусора мы перерабатываем и продаём: металл, пластик, камень. И глядя на нас, другие строители зашевелились, потому что это живые деньги, и теперь в Абу-Даби переработка строительного мусора – хороший бизнес…

— То есть, как вы сказали на презентации, «делать больше с меньшими ресурсами»?

— Да, потому что когда вы прибыльны, занимаясь такими технологиями, это и есть самая лучшая устойчивость…

Кстати, знаете ли вы, что в 2017-м году Абу-Даби пятый раз будет принимать у себя недельную конференцию-выставку Abu Dhabi Sustainability Week? В 2016 году она собрала более 35 тысяч участников из 170+ стран. В 2017-м ожидают намного больше, и я, похоже, знаю, почему…

панели

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]