facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Зеленый город

16 апреля 2019 |
ГОРОД ИЗ ЗЕЛЕНИ ВМЕСТО ЗЕЛЕНИ В ГОРОДЕ

Всё больше и больше архитекторов, в том числе такие знаменитые имена, как Томас Хизервик, Кенго Кума, лауреат Притцкеровской премии Жан Нувель и фирма MVRDV, разрабатывают проекты, которые могли бы посрамить знаменитые висячие сады Вавилона.

Высотные башни перевоплощаются в вертикальные леса, тем временем как некоторые пророки придумывают будущие города, где практически все здания будут покрыты растениями: деревьями и другой флорой.

Всё это является продолжением многолетней тенденции по продвижению экологически устойчивой и социально ответственной архитектуры: движения, которое становится всё более актуальным в связи с изменением климата и взрывным ростом населения.

Архитекторы и разработчики все чаще используют преимущества использования обширной растительности на зданиях, начиная от энергосберегающей теплоизоляции и затенения от солнца и заканчивая уменьшением загрязнения воздуха, повышением биологического разнообразия городов и повышением качества жизни.

Деревья и другие зелёные насаждения вытеснялись из городов на протяжении десятилетий, и это привело к значительным экологическим последствиям: от ухудшения качества воздуха до экстремальных городских термических островов. Вместе с зеленью терялись и общественные пространства.

Один из наиболее известных проектов, переломивших эту тенденцию – Parkroyal on Pickering: гостинично-офисный комплекс в Сингапуре, который построен на сваях с пышными садами вокруг. Его придумало местное бюро WOHA. Однако наиболее заметной чертой проекта является серия огромных, извилистых и очень зелёных садовых террас между блоками гостиничных номеров.

Совершенно другого подхода придерживалась та же фирма на соседнем Oasia Hotel Downtown: 30-этажной башне смешанного назначения, обёрнутой в решётку из красной сетки, в которой размещены 21 вид тропических виноградных лоз. Так возникла, как выразилась WOHA, «перфорированная», проницаемая, зелёная башня. Здесь есть сады под открытым небом на нескольких уровнях, которые служат общими пространствами, обеспечивают перекрёстную вентиляцию и улучшают освещение и обзор.

Эти решения способствуют «биофильному эффекту, который зелёная среда оказывает на нашу психику и общее самочувствие»: так соучредитель WOHA Ричард Хассел объяснял принципы проектирования таких объектов.

Неудивительно, что так много новых зданий, покрытых растительностью, появляется в местах с тёплым, часто тропическим климатом, особенно в Азии, где стремительное развитие мегаполисов часто стирает большинство следов природы.

Другой азиатский архитектор Ва Тронг Нгья из Вьетнама, известный своим инновационным и захватывающим использованием традиционного бамбука, обычно включает в свои проекты обильную растительность. Его наиболее впечатляющие проекты включают отель Atlas в Хойане и близлежащий курорт Наман-Вавилон, а также строящийся университет FPT в городе Хошимин, где он находится.

Его новый кампус был задуман как слегка волнистые, густо заросшие лесом холмы, лежащие вокруг центрального внутреннего двора-сада, с деревьями и растениями, обеспечивающими почти сплошной навес, который простирается через крыши зданий и балконы.

В Шанхае британский дизайнер Томас Хезервик (Thomas Heatherwick) использовал аналогичные решения в своём проекте «1000 деревьев», который сейчас строится на набережной рядом с городским районом искусств. Обширный 30-гектарный комплекс жилых домов, магазинов, офисов и школ имеет форму двух покрытых деревьями гор. Наклонные бетонные конструкции поддерживаются несколькими сотнями колонн и несут целые плантации деревьев и кустарника.

Всё чаще архитекторы осознают, что растительность может оказывать серьёзное визуальное воздействие, даже если не считать экологических факторов. Это, безусловно, справедливо в отношении большинства предложений, выдвинутых бельгийским архитектором Венсаном Каллебо: самопровозглашённым «архибиотектором», чей смелый футуристический дизайн включает в себя предложение 132-этажной городской фермы в форме стрекозы для Нью-Йорка.

В Тайбэе Каллебо проектировал жилой комплекс Тао Чжу Инь Юань, который скоро будет строиться. Этот проект вдохновлён структурой ДНК с двойной спиралью. Пара крыльев, содержащих 42 квартиры, закручены вокруг центрального цилиндра, улучшая освещение и обзор, неся открытые балконы, на которых будут каскадами размещены деревья, кустарник и цветы: всего около 20 000 единиц.

«Это прототип поглощающего углерод зелёного здания, которое может бороться с глобальным потеплением, — поясняет Каллебо. — На балконах есть место для овощей и даже для лекарственных растений для жителей».

А для Жана Нувеля деревья и растения – это, помимо прочего, способ сломать, дематериализовать традиционно строгие формы современной архитектуры, и многие из его последних зданий включают в себя сложную растительность.

Французский архитектор работает в течение многих лет с пионером-ботаником Патриком Бланом, и его сотрудничество включает многоквартирные дома One Central Park в Сиднее и башни Le Nouvel KLCC в Куала-Лумпуре, пару кондоминиумов, покрытых впечатляющими вертикальными садами, состоящие почти из 250 различных растений.

Жан Нувель использует специальные навесные системы для растительных стен и для интеграции растительности в сами здания. Он утверждает, что для него растительность – это архитектурный материал: «Я никогда не считал, что пейзаж – сам по себе, а здание само по себе. Всё это части одной цельной концепции».

Среди предстоящих проектов Нувеля – 22-этажная жилая башня, которую планируется открыть в следующем году в рамках проекта реконструкции Cidade Matarazzo в центре города Сан-Паулу.

Здание, задуманное как новая икона города, имеет характерный асимметричный фасад из слоистых решётчатых панелей, сквозь которые будет выступать множество деревьев и растений: как будто соседние сады и парк вторглись в здание. Таков эффект, придуманный Нувелем, который охарактеризовал этот проект как «изобретение висячих садов Сан-Паулу с пышной зеленью и невероятно потрясающими видами».

Идея создания пышного городского оазиса определяет также проект известной голландской фирмы MVRDV. Она сейчас реконструирует в Амстердаме многофункциональный комплекс из трёх зубчатых пиков различной высоты. Непритязательные стеклянные стены уступают место внешне хаотично сложенным каменным объёмам, засаженным террасами и садами. Их созданием занимается известный садовый дизайнер Пит Удольф (Piet Oudolf).

Не менее впечатляющим обещает быть отель, задуманный японским архитектором Кенго Кумой для участка на левом берегу Парижа. С внешней стороны перекрывающиеся деревянные и металлические панели создадут эффект пикселизации, а промежутки между ними заполнит растительность.

Сад во внутреннем дворе будет расположен в задней части U-образного здания, и на него откроется вид с частных балконами с множеством собственных растений и деревьев. Фирма красочно охарактеризовала проект как «зелёные лёгкие для города».

Нельзя не вспомнить и итальянского архитектора Стефано Боэри, автора манифеста «Вертикальное лесоводство» (вы можете найти его выступление на эту тему на TED). Боэри впервые реализовал своё видение с парой высотных зданий в Милане, завершённых в 2014 году. С массивом из 700 деревьев и 20 000 мелких растений, его башни служат моделью, которую Боэри адаптирует для проектов в ряде других городов и на которую опираются другие архитекторы.

Боэри даже разработал генеральный план для нового устойчивого города с населением 30 000 человек и полностью покрытого растительностью: это «Лесной город Лючжоу», который, если всё сойдётся, возведут на юге Китая.

По словам Стефано Боэри, в городе будет около 40 000 деревьев и почти один миллион небольших растений, чья роль будет включать поглощение почти 10 000 тонн CO2 и 57 тонн загрязняющих веществ в год при одновременном производстве около 900 тонн кислорода.
Сможет ли проект в Лючжоу стать, как мечтает его автор, образцом для устойчивых городов будущего? Пока неизвестно. Но визуализация поражает воображение.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА:

Эксперт по эко-урбанистике,

генеральный директор Национального агентства устойчивого развития Светлана ДУВИНГ:

Меня очень радует тенденция тотального возвращения зелени в наши города. Вообще удивительно, как умудрились градостроители в течение XX века практически полностью уничтожить природу на урбанизированных территориях. Ведь даже если не брать в расчет чисто экологические аспекты, то уж нельзя же не учитывать тот факт, что человек большую часть своей эволюции развивался в природной среде и весь его организм настроен на нормальное функционирование именно в ней (и это очень сильно влияет на его здоровье и ощущение комфорта).

В одном научном труде, посвященном здоровой городской среде, наткнулась на такую мысль, с которой полностью согласна. При проектировании вольеров в зоопарках архитекторы крайне внимательно относятся к изучению и максимально точному воссозданию мест естественного обитания планирующихся к размещению животных. Так почему же при создании городской среды никак не учитывается тот же самый факт, что нам, как и любому животному, для полноценного существования нужна постоянная погруженность в естественный природный контекст.

Сейчас это постепенно начинают осознавать, и проекты, приведенные в данной статье, тому наглядный пример. Я вообще полагаю, что возвращение природной среды в город станет одним из самых мощных градостроительных трендов в XXI веке. Даже не исключаю ситуацию, что рано или поздно искусственные архитектурные конструкции будут полностью скрыты естественной природной зеленью, что, конечно, кардинально преобразит наши города.

Метки
[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]