facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Бизнес-стратегии УР

29 мая 2017 | Михаил БОРИСОВ
НАСТОЯЩАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ – ЭТО УСТОЙЧИВОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ

МНЕНИЕ, ЧТО ИНВЕСТИЦИИ в экоустойчивые технологии никогда не смогут окупиться из-за высоких капитальных и операционных затрат, уходит в прошлое. Более того: как свидетельствует журнал Harvard Business Review, последнее время сильнее растут как раз издержки, вызванные ведением бизнеса по старинке. Но речь вовсе не о «сознательных» компаниях, где развито волонтёрское движение сотрудников, великодушно участвующих в различных экоустойчивых акциях или программах: с экономической точки зрения, модель, построенная на душевном порыве, не может считаться надёжным основанием для организации бизнеса.

Традиционные бизнес-модели были нацелены на получение выгод для владельцев-акционеров, если надо – за счёт других участников сделки. Но современные устойчивые предприятия пересматривают корпоративную систему ценностей, разрабатывая модели, которые распространяют выгоды от их деятельности также на сотрудников, поставщиков, общество и природу. Майкл Портер и Марк Крамер первыми выступили с идеей «общей ценности», утверждая, что предприятия вполне могут создавать добавленную стоимость, находя и решая социально значимые проблемы, которые соприкасаются с их бизнесом.

Например, исследование золотодобывающей отрасли показало, что отношения горнорудной компании с окружающим миром в значительной степени влияют на выдачу разрешения, на налогообложение и многое другое, что, в свою очередь, играет существенную роль в рентабельности операций. Как писали авторы исследования, разумное взаимодействие с заинтересованными сторонами «это не просто абстрактная корпоративная социальная ответственность, но прямой бизнес-интерес».

Управление рисками

Глобальные цепочки поставок сегодня протянулись по всему миру, и оттого уязвимы для стихийных бедствий или политических конфликтов. Изменение климата, нехватка воды или споры по условиям труда во многих странах мира повышают риски срыва поставок. Исследовательская компания McKinsey подсчитала, что потери, возникающие по причинам, связанным с недостаточной устойчивостью процессов поставок, могут «съедать» до 70% валового дохода фирмы. В крупнейшем опросе 8000 компаний-поставщиков, чьей продукцией пользуются 75 транснациональных корпораций, 72% респондентов отметили, что изменение климата представляет для них риск, который может существенно повлиять на их операции, доходы или расходы.

В отличие от традиционных форм бизнес-риска, социальные и экологические риски проявляются в длительной перспективе, часто влияют на бизнес во многих измерениях, но в значительной степени находятся вне контроля организации. Поэтому управление такими рисками требует принятия долгосрочных инвестиционных решений и разработки адаптивных стратегий.

В аграрном секторе изменения климата могут увеличить количество вредителей и болезней, снизить урожайность отдельных сельскохозяйственных культур.

Производственные процессы, зависящие от таких неценовых природных активов, как биоразнообразие, подземные воды или природные катаклизмы, могут сильно пострадать. Например, агропромышленная компания Bunge сообщила о квартальном убытке в 56 млн. долларов в сегменте сахара и биоэнергии из-за засухи в 2010 году. Наводнение в 2011 году в Таиланде нанесло ущерб 160 компаниям текстильной промышленности, снизив почти на четверть объём производства одежды, что толкнуло мировые цены на 28% вверх.

Чтобы снизить угрозу, такие гиганты, как Mars, Unilever и Nespresso инвестировали в программу сертификации Rainforest Alliance, которая должна помочь фермерам справляться с изменчивостью климата, уменьшить деградацию земель и повысить устойчивость к засухе или ливням. Rainforest Alliance сообщила, например, что сертифицированные фермеры в Кот-д’Ивуаре произвели 1270 фунтов какао на гектар по сравнению с 736 фунтами на гектар несертифицированных ферм. Чистая прибыль также была значительно выше на сертифицированных фермах, чем на несертифицированных: 403 доллара против 113 долларов с гектара.

Компании также сталкиваются с рисками истощения природных ресурсов, в первую очередь чистой воды. Вода не так давно считалась даровым сырьём, а потому использовалась неэффективно. Сейчас многие компании пошли на большие затраты ради продолжения использование этого ресурса. Например, Coca-Cola столкнулась с нехваткой воды в Индии и была вынуждена остановить в 2004 году один из заводов. Будучи 24-м крупнейшим промышленным потребителем воды в мире, Coca Cola вложила 2 млрд. долларов в программу оптимизации водопользования и улучшения качества воды в регионах, где компания работает. SabMiller также инвестировала значительные средства в водосбережение, в том числе вложив 6 млн. долларов в модернизацию оборудования на предприятии в Танзании.

А социальный конфликт, связанный с перебоями в водоснабжении в Перу, которого можно было избежать, привёл в 2010 году к бессрочной остановке проектов в области добычи полезных ископаемых на сумму 21,5 млрд. долларов.

Поддержка инноваций

Но инвестирование в устойчивость – это не только инструмент управления рисками. Изменение продуктов для соответствия экологическим стандартам или социальным потребностям также открывает новые возможности для бизнеса. 3M, например, запустила программу «Предотвращение загрязнений – выгодно» (Pollution Prevention Pays), цель которой – выпускать инновационные продукты, при производстве которых упор сделан на переработку и минимизацию отходов.  

Так возникла 3M Novec: первая охлаждающая и противопожарная жидкость, ставшая реальной альтернативой гидрофторуглеродам.

Nike ввела принципы экоустойчивости в свой НИОКР и создала материал Flyknit для производства спортивной обуви, оборот которого уже превысил 1 млрд. долларов. С момента своего запуска в 2012 году Flyknit уменьшил объём производственных отходов на 1,5 млн. тонн, а использование вторичного переработанного пластика «отвлекло» с мусорных свалок 182 миллиона бутылок.

Proctor & Gamble как-то проводила оценку жизненного цикла своих продуктов и обнаружила, что домашние хозяйства США тратят 3% годового баланса электроэнергии на то, что греют воду для стирки. Тогда в 2005 году компания запустила американскую и европейскую линию моющих средств для воды комнатной температуры, для стирки с которыми требуется на 50% меньше энергии.

Столкнувшись с жёстким регулированием по выбросам химических веществ дома и конкуренцией со стороны африканских поставщиков цветов, голландская цветочная индустрия разработала замкнутую систему выращивания цветов в теплицах, сокращая использование удобрений и пестицидов и снижая риск их попадания в окружающую среду. Система также улучшает качество продукции за счет создания регулируемых условий выращивания. Инновационное решение повысило производительность и качество, снизило воздействие на природу и повысило глобальную конкурентоспособность цветочников.

Финансовая эффективность

Многие лидеры бизнеса ошибочно полагают, что прибыльность и экоустойчивость не могут существовать одновременно. Вероятно, это убеждение уходит корнями в пятидесятилетней давности изречение Милтона Фридмана, утверждавшего, что единственной ответственностью бизнеса является ответственность за доходы его акционеров, и в тяжёлые воспоминания 1970-х и 80-х годов прошлого века, когда на рынке доминировали низкокачественные, но дорогостоящие экологические решения. Но картина давно изменилась.

Значительное сокращение расходов может быть достигнуто за счёт повышения операционной эффективности путём оптимизации управления природными ресурсами (вода и энергоносители), а также минимизации отходов. Согласно одному исследованию, компании получают среднюю внутреннюю доходность от 27% до 80% на программы снижения выбросов углерода. Химическая корпорация Dow инвестировала почти 2 млрд. долларов в повышение эффективности использования ресурсов и заработала на экономии 9,8 млрд. долларов. В 2013 году компания General Electric сократила выбросы парниковых газов на 32% и водопотребление на 45% по сравнению с базовыми показателями 2004 года и 2006 года, соответственно, что привело к экономии 300 млн. долларов.

Торговая сеть Wal-Mart стремилась удвоить эффективность использования автопарка в период с 2005 по 2015 год за счёт улучшения логистики. Попутно к концу 2014 года они улучшили топливную экономичность примерно на 87% по сравнению с уровнем 2005 года. В том году эти усовершенствования привели к тому, что 15 000 метрических тонн выбросов CO2 было предотвращено. Экономия составила 11 млн. долларов.

Исследователи Оксфордского университета изучили публикации по вопросам устойчивости и эффективности и обнаружили, что в 90% из 200 проанализированных случаев продуманная экологическая и социальная политика снижают стоимость заимствования капитала. В 88% следование стандартам и принципам экоустойчивости вело к улучшению эксплуатационных характеристик изделий. Наконец, в 80% динамика курса акций положительно коррелировала с применением практик устойчивого развития.

В период с 2006 по 2010 год у 100 лучших экоустойчивых глобальных компаний наблюдались более высокий средний рост продаж, доходность активов, прибыль до налогообложения и денежные потоки от операций по сравнению с контрольными традиционными компаниями. Исследования также показывают, что компании с высокой репутацией по корпоративной ответственности не испытывают ощутимого снижения цены акций во время кризисов по ​​сравнению с фирмами с плохой репутацией.

Согласно опросу Global Institutional Investor Survey компании Эрнст & Янг, инвесторы всё чаще обращают внимание на нефинансовые характеристики компаний для формирования своих инвестиционных решений. Опрос двухсот с лишним институциональных инвесторов выявил, что в 2016 году 59,1% считают нефинансовые параметры «существенными» или «важными» для своих инвестиционных решений, по сравнению с 34,8% в 2014 году.

Лояльность клиентов

Компании часто кивают на неготовность потребителей покупать экоустойчивые продукты или услуги, особенно когда речь идёт о более высокой цене. В каком-то смысле, компании сами виноваты в скептическом отношении покупателей, поскольку ранее они уже допускали необоснованное оптимистичное увеличение «устойчивых» цен на продукцию, не отвечавшую заявленным характеристикам (например, предлагая «натуральные» моющие средства, которые не работали).

Тем не менее, сдвиг в умах потребителей происходит. Сегодняшние потребители ожидают от компаний большей прозрачности, честности и очевидных действий, и в состоянии выбирать из множества конкурентных по цене качественных продуктов. Одно исследование показало, что среди многочисленных факторов, влияющих на выбор из множества похожих товаров, освещение экологической и социально ответственной позиции фирмы становилось порою ключевым мотивом, подталкивавшим респондентов к тому, чтобы предпочесть именно этого производителя.

Сегодня 82% покупателей на развивающихся рынках и 42% на развитых считают, что несут ответственность за покупку продуктов, которые хороши для окружающей среды и общества. На рынке еды и напитков растущее число потребителей включает такие параметры, как экологическая безопасность производства, социальная роль компании и прозрачность операций в перечень критериев для покупки, помимо цены и вкусовых показателей. Так, Unilever утверждает, что продажи его «устойчивых» брендов растут в два раза быстрее, чем традиционных.

Компании также могут взимать более высокие ценовые премии (до 20%), когда потребитель признаёт их действия на рынке экологически и социально ответственными. Доходы от продажи устойчивых продуктов и услуг выросли в шесть раз по сравнению с общекорпоративными доходами в период с 2010 по 2013 год среди 12 участников опроса S&P Global 100. Например, линейка устойчивых продуктов ИКЕА, таких, как светодиодные лампы и бытовые солнечные панели, генерирует миллиард долларов годового оборота.

Лояльность сотрудников

Корпоративные инициативы в области устойчивого развития, направленные на повышение эффективности работы с обществом, параллельно повышают также лояльность и производительность труда сотрудников, а заодно улучшают кадровую статистику, связанную с набором, удержанием и психологическим самочувствием персонала.

Работники XXI века всё больше интересуются миссией их работодателя, балансом работы и остальной жизни. Компании, которые активно инвестируют в различные решения в области устойчивого развития, как правило, рассматривают сотрудников как важнейших участников творческого процесса, столь же важных, как и акционеры. Ряд исследований показал, что моральный дух персонала на 55% выше в компаниях с сильными программами экоустойчивости производства, а лояльность сотрудников на 38% выше. Улучшение морального духа и мотивации приводит к снижению абсентеизма и к повышению производительности. Фирмы, принявшие экологические стандарты, продемонстрировали рост производительности в среднем на 16% выше по сравнению с фирмами, которые не обращают внимания на идеи устойчивого развития. Подобная картина наблюдается и с текучестью кадров: фирмам с программами корпоративной ответственности удаётся удерживать средний оборот персонала на уровне на 25-50% меньше, чем у конкурентов, а экономия затрат на поиски замены может достигать 90%.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]