facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Презентация

25 февраля 2019 | Светлана Дувинг
Независимый эксперт ВЛАДИМИР КОРБАШОВ: «Город как система обладает внутренними механизмами саморазвития»

Сегодня вопрос о путях развития современных городов – один из самых острых тем общественной дискуссии. Однако дальше разговоров дело по-прежнему не идет, т.к. целый ряд важнейших для данного направления сфер науки – градостроительство, социология и др. до сих пор пребывают в системном кризисе, и не выдают сколько-нибудь значимых теорий и инструментов для приведения урбанизированных территорий в соответствие с изменившимся общественным запросом.

В этом контексте особого внимания заслуживает работа руководителя научно-методического центра социо-территориального развития URBANsite Владимира Корбашова, которая, по утверждению автора, является комплексным инструментом, создающим реальные условия для перехода российских городов на постиндустриальный этап. Сегодня мы просим Владимира Корбашова рассказать «Зелёному городу» о своих разработках и о том, чем они могут быть полезны для модернизации российских городов. Беседу ведет главный редактор «ЗГ» Светлана Дувинг.

С.Д.: Владимир, в самом начале можно пару слов о себе.

В.К. Наша экспертная группа сформировалась на базе известного проектного института – ГИПРОНИИ РАН, и работу в последние годы своей жизни курировал главный архитектор РАН, академик Юрий Павлович Платонов. Я участвовал в десятках градостроительных проектов и как руководитель группы положил начало двум междисциплинарным направлениям науки — архитектура социо-территориальных процессов и архитектура развития. Дальнейшим шагом стала разработка методики развития города и методики создания инновационного кластера.

С.Д.: А что такое город? Давайте сразу определимся с основными понятиями.

В.К.: Город – это социо-территориальная система. Или иными словами, социальная система, погруженная в канву организованного пространства. Причем самая частая ошибка специалистов по развитию территорий в том, что социальная система рассматривается и корректируется отдельно, а пространство городов — отдельно, а связь между ними просто подразумевается. Так нельзя. Эти системы нужно рассматривать только в комплексе и одновременно.

С.Д.: Хорошо, тогда в чем, по-вашему, заключается главная проблема развития социо-территориальных систем, т.е. городов в России в настоящий момент?

В.К.: Все наши города были сформированы либо сильно трансформированы в эпоху индустриализации с основной целью удовлетворения глобального общественного запроса на людей с линейным типом мышления, так называемых, людей-винтиков. И так как с тех пор города существенно не поменялись, то эта система продолжает воспроизводить именно этот тип людей.

С.Д.: А как среда индустриального города формировала людей-винтиков?

В.К.: В первую очередь всеми мыслимыми и немыслимыми, и в т.ч. проектными и планировочными способами подавлялась инициативная деятельность горожан, собственническое отношение к территории, их индивидуальность и уникальность. Вы помните из детского сада и школы – «ты что, не как все что ли»? А сейчас индустриальная эпоха резко закончилась, и люди-винтики оказались никому не нужны. И вообще мы сейчас находимся на страшной развилке. Либо развитие человечества двинется в сторону реализации подходов трансгуманизма, либо найдется другой путь. Но ему еще предстоит сформироваться.

С.Д.: Что такое трансгуманизм? Все эти идеи про элиты и обслуживающее их сервисное население?

В.К.: Да, ряд экспертов осознанно выступает за формирование закрытых групп элит, и всех остальных вне этого круга. Но это абсолютно тупиковый путь. Когда элиты находятся в своей замкнутой среде, они очень быстро вырождаются и деградируют, а все остальные будут бунтовать и система никогда не будет стабильной.

С.Д.: Получается, люди-винтики (и среда, которая их создает) уже неактуальны, трансгуманизм не обеспечивает устойчивость системы, да и вообще очень напоминает всем известные радикальные движения XX века. Где же выход?

В.К.: Факт, что сегодня мы все живем в период становления нового общественного уклада — перехода с индустриального этапа на постиндустриальный. Развиваются новые типы общественных и производственных отношений. В стоимости продукции до 90% — стоимость знаний. Победит та общественная система, которая будет быстрее, лучше и качественнее других воспроизводить эти знания. А генераторами знаний являются люди. Поэтому чтобы механизм воспроизводства знаний работал как можно лучше, необходимо, чтобы как можно большие слои населения были включены в этот процесс. И вот мы с вами оказываемся в такой парадоксальной ситуации – с одной стороны, люди необходимы как основная база для генерации знаний, с другой — огромные слои населения оказываются лишними. И этот парадокс нужно каким-то образом разрешать.

С.Д.: И ваша теория и программа позволяет дать ответ на этот вызов?

В.К.: Скорее, моя работа позволяет сформировать общественные механизмы для решения этой задачи.

С.Д.: Расскажите, пожалуйста, об основных элементах вашей программы.

В.К.: Одна из ее ключевых целей – приведение города в соответствие к новому общественному запросу. Город должен стать городом экономики знаний. Это значит, что в этом городе должны быть созданы максимально комфортные условия для жизни людей, работающих на предприятиях новых технологических укладов, а также сформированы новые типы общественных отношений.

Очевидно, существующую систему переформатировать практически невозможно, кроме того, она будет оказывать активное сопротивление. Это нормально. Это значит, что в пределах старого города должна возникнуть новая система – то есть как минимум новый район (= кластер), и этот новый район впоследствии распространит все свои базовые элементы на весь остальной город.

С. А кто является конкретными интересантами этого подхода? Ученые и эксперты и так все это понимают в целом, но их слишком мало, чтобы на что-то повлиять. А кто готов это реально двигать, и главное — как?

В.К.: Основными интересантами развития любой территории являются ее жители. Однако в силу незнания особенностей функционирования социо-территориальных систем, они далеко не всегда понимают, в каком направлении нужно действовать. Например, увеличение экономических показателей города сейчас решается путем привлечения внешних инвесторов и предприятий. В результате, с появлением новых предприятий под внешним управлением, обстановка в городе, как правило, только ухудшается. Нагрузка на инфраструктуру возрастает кратно, городской бюджет подрастает мизерно. «Варяги» вычерпывают все возможные ресурсы в целях умножения своей прибыли. Уровень их социальной ответственности на территории присутствия стремится к нулю. И это обычная логика традиционного бизнес-процесса.

Вместе с тем экономические показатели – это лишь один из симптомов текущего состояния системы. Их невозможно изменить прямыми простыми действиями, как невозможно обезболивающими вылечить больной зуб. Необходимо комплексно воздействовать непосредственно на всю социо-территориальную систему по двум ее важнейшим составляющим.

Во-первых, требуется изменение физической оболочки города (улиц, площадей, дворов, парков, лавочек и т.д.) и приведение ее к такому состоянию, которое способно катализировать осознанную инициативную деятельность людей. Корректировка же социальной оболочки – а именно способов взаимодействия между людьми, общественных ценностей и норм – позволит запустить самовоспроизводство устойчивых общественных механизмов решения текущих проблем и задач развития территории.

Один из самых важных моментов в этом процессе — это обеспечить присутствие в городе критической массы людей, которые стремятся к инициативным действиям, в числе которых имеется группа крайней формы социальной активности – носителей смыслов коллективной деятельности. А также дать этим людям инструмент решения своих проблем и задач – эффективные общественные механизмы. Это необходимо и достаточно, чтобы город сам, как система, начал решать свои проблемы и задачи развития.

С.Д.: Ну а как все-таки реально запустить этот процесс на какой-то территории?

В.К.: Как я уже упоминал, перестроить старые системы не получится. Ведь они оказывают сопротивление новациям – это общесистемная закономерность (Принцип Ле Шателье — Брауна). Поэтому решением здесь будет физический вынос инновационных предприятий и страт населения, в них задействованных, в обособленные анклавы. Однако обособленный малочисленный анклав нежизнеспособен. Это многократно подтверждено опытом.

Поэтому формируем изначально открытую систему в пределах существующего малого города, сопоставимого по размеру с проектируемым анклавом. Зная о принципе индукции систем, достоверно прогнозируем – менее организованная система будет поглощена. Более организованная умножит свои активы. Если город сильный – он вырастет за счет новой социо-территориальной системы. Слабый – вольется в нее.

Кому это выгодно? Всем участникам процесса. Город получает платежеспособных интересантов собственного развития, поскольку резиденты проекта (предприятия новых технологических укладов) только через общее развитие города смогут решить многие критически важные тактические задачи. Резиденты получают среду обитания, сформированную специально с учетом их потребностей.

Кроме того, расчеты показывают, что строительство инновационного кластера – дело в несколько раз более выгодное, чем традиционный девелоперский проект в локации с существующим спросом и развитой конкуренцией. Поэтому полагаю, что реализация подобных проектов будет интересна также существующим девелоперским и строительным компаниям, которым нужен новый стабильный источник постоянного спроса на их недвижимость.

То есть ответ на вопрос «как» заключается в реализации одновременно двух направлений на одной территории – во-первых, строительство инновационного кластера для клиентов, действующих в новом технологическом укладе, которым нужна своя обособленная среда для эффективной жизнедеятельности – и работы, и проживания, и отдыха в одном месте. Кстати, в силу того, что таких компаний уже довольно много, а нужную им среду никто не предлагает, то существует огромный отложенный спрос на такую застройку. Я и моя команда обладает необходимыми проектными компетенциями, чтобы такую среду создать.

А параллельно с этим процессом крайне важно произвести запуск так называемого автокаталитического социального цикла города, то есть перевести достаточную часть пассивного местного сообщества в активную группу, которая начнет принимать непосредственное участие в дальнейшем развитии территории – в т.ч. развивать новые городские и бизнес-проекты, которые потребуют новых квалифицированных специалистов, чей приток также станет постоянным источником спроса на недвижимость нового формата на данной территории.

Для эффективной реализации всего вышеописанного нужна своя методика (и я такую методику разработал), то есть четко прописанная последовательность определенных действий, а также форматов и ресурсов для их реализации. Я сейчас заканчиваю разработку интернет-ресурса, на котором эта методика будет представлена.

С.Д.: Понятно. Будем с нетерпением ждать запуска вашего портала. А вот такой вопрос – ряд экспертов утверждает, что для запуска автокаталитического цикла, в вашей терминологии, то есть для того, чтобы местная социальная система начала сама воспроизводить ресурсы для собственного развития, необходимо, чтобы система состояла из определенного количества элементов, и если это количество меньше, то запустить такую систему невозможно. Как вы это прокомментируете?

В.К.: Да, вопрос по количеству людей – очень интересный и глубокий. Одни утверждают, что для того, о чем вы говорите, нужно 700 тыс.чел. на территории, другие говорят — полмиллиона. Я считаю, что это зависит от текущей плотности взаимодействий и уровня социальной активности. Если уровень социальной активности в два раза выше, то людей уже нужно в четыре раза меньше. Там нелинейная зависимость. Но установить мы сможем это только на практике, т.к. никто не сможет это математически просчитать.

Социальные системы – чрезвычайно сложный феномен. И в этом один из главных нюансов нашего подхода – правильное определение ключевых понятий. Потому что именно в этом заложена возможность действовать в нужном направлении. Карандаш можно назвать палочкой или карандашом, и в зависимости от этого возможные действия будут разные. Город – это социо-территориальная система. И для ее корректировки нужно работать и с территориальной составляющей, и с социальной. Только, повторюсь, важно делать это одновременно.

Справка «Зелёного города»:

Сегодня экспертная группа Владимира Корбашова – это объединение независимых специалистов, оказывающее услуги по практическому, научному и методическому обеспечению территориальных проектов развития. Группа была сформирована на базе ФГУП «ГИПРОНИИ РАН». За время 80-ти летней деятельности институт разработал и реализовал более 2500 крупных проектов, среди которых города и комплексы науки, НИИ, ВУЗы, ядерные научные центры, ускорители, вычислительные центры, обсерватории, телескопы, здания специальных лабораторных стендов, фитотроны, ботанические сады, станции метрополитена, обеспечивающие инфраструктурные системы и другие комплексы. Работу группы в последние годы своей жизни курировал и направлял главный архитектор РАН, академик Ю. П. Платонов.

Метки
[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]