facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Прогнозы

2 апреля 2014 | Сергей Панасенко
После изменения климата: план по выживанию

AUG. 30, 2005  | NEW ORLEANS, LA. | BY SMILEY N. POOL : THE DALL

В 1999 году ООН учредила Международную стратегию уменьшения опасности бедствий (United Nations International Strategy for Disaster Reduction) как общую базу для деятельности по обеспечению устойчивости человеческой цивилизации перед лицом природных катаклизмов. UNISDR объявила, что главное внимание надо уделить не мерам по ликвидации последствий катастроф, а профилактике: минимизации ущерба за счёт внедрения превентивных мер как одного из компонентов устойчивого развития.

Так как города стали в XXI веке местом обитания большинства жителей Земли, в 2010 году UNISDR начала особую разъяснительную и консультационную кампанию Making Cities Resilient: ‘My City is getting ready!’ В ней сегодня участвуют около трёхсот крупных и мелких населённых пунктов из всех мало-мальски известных стран, от Австрии и Албании до Эквадора и Японии.

Ни одного российского города в этом списке вы не найдёте.

Ничего не происходит

«Глобальные изменения климата – это установленный научный факт. Можно говорить о частностях, о региональных особенностях, об актуальных угрозах или даже о позитивной стороне этих изменений. Но то, что климат изменился и продолжает меняться, несмотря на все наши усилия затормозить этот процесс, не подлежит сомнению. Знают ли об этом все заинтересованные стороны в России? Да, знают. Предпринимают ли в связи с этим какие-то практические шаги? Насколько мне известно, нет», — так считает Валентин Мелешко, доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник Главной геофизической обсерватория им. А. И. Воейкова: одного из двух главных научных климатологических центров Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромета). Во втором – Институте глобального климата и экологии – со мной о новой климатической реальности поговорить не смогли.

Res_506_09

Нельзя сказать, что эта проблема в России никого не волнует. Публикуются научные работы, российские учёные – активные члены ооновской Intergovernmental Panel on Climate Change (IPCC), да и внутри страны нет недостатка в авторитетных исследованиях.

В 2005 году появился «Стратегический прогноз изменений климата Российской Федерации на период до 2010-2015 г.г. и их влияния на отрасли экономики России» (вместе с обширным Приложением). В 2008 году – «Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации» (новый аналогичный труд должен быть готов к осени 2014 года).

DSC00066_1

Разлив реки в районе Хабаровска летом 2013 года. Снимок был сделан с самолета с высоты 10 км.

В декабре 2009 в качестве реакции на эти усилия увидела свет «Климатическая доктрина России»: документ, взвешенный и обтекаемый до полной стерильности. Ещё через полтора года, в апреле 2011, постановлением правительства 730-р был утверждён Комплексный план реализации этой доктрины: но он, по данным системы «Гарант», никогда официально не публиковался и циркулирует только в «самиздатовском» виде. Постановлением не предусматривалась финансовая или кадровая поддержка плана («…в пределах установленной предельной численности работников и бюджетных ассигнований»), а исполнение его органами государственной власти субъектов Российской Федерации носило рекомендательный характер.

Есть мнение, что причина такой апатии – в возникшей одновременно теме энергетической эффективности (закон 261-ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности» принят в ноябре 2009, госпрограмма по энергосбережению и повышению энергетической эффективности – в январе 2011). Экономия тепла и электричества как цель выглядела более легко объяснимой, а главное – выгодной. И приоритет был отдан ей.

Живучий город

Термин resilient имеет много вариантов и оттенков перевода на русский, как и многострадальный sustainable. Во втором случае прижился не лучший вариант «устойчивый», хотя его-то как раз стоило бы зарезервировать для категории, которую UNISDR определяет как «способность города противостоять стихии, сопротивляясь и адаптируясь к меняющимся условиям, чтобы поддерживать его основные функции во время кризиса и быстро восстанавливаться после его завершения». За неимением лучшего я предлагаю вариант «живучий».

Survivors stand among debris and ruins of houses destroyed after Super Typhoon Haiyan battered Tacloban city in central Philippines

Кампания повышения «живучести» городов перед лицом климатических угроз, о которой я сказал раньше, хотя и исходит от международной межправительственной организации, какой является ООН, адресатом имеет даже не национальные правительства, а муниципалитеты и мэрии городов. Она поощряет и организовывает обмен опытом и знаниями между ними, предоставляя консультации и решения в самых разных областях.

В идеале, по концепции UNISDR, «живучий» город – это такой, в котором:

— Внезапные удары стихии наносят минимальный ущерб, поскольку население живёт в домах и микрорайонах, где всё спланировано и построено в соответствии с продуманными строительными нормами и правилами; никто не ставит дом в «зоне риска» лишь потому, что здесь нашёлся свободный участок.

— Компетентные и ответственные местные власти контролируют процесс урбанизации и планируют необходимые ресурсы и шаги на случай возникновения кризисных событий.

— Местные власти и население доверяют друг другу, сообща оценивают коммунальные и индивидуальные риски, создают эффективную информационную систему, позволяющую оперативно обмениваться жизненно важными данными.

— Граждане допущены к совместной с властями работе над планированием их города, в меру имеющейся у них квалификации и знаний.

— В городе внедряются все доступные меры по раннему предупреждению аномальных стихийных явлений природы, по защите объектов инфраструктуры, природных и культурных памятников, и т.п.

— Предусмотрены способы максимально быстрого восстановления всех нормальных социальных функций города после возвращения природы к нормальному состоянию.

Михаил Фалеев, директор Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России, разделяет точку зрения, что в вопросах «живучести» населённого пункта роль местных властей невозможно переоценить. Причём речь совсем не обязательно идёт о каких-то исключительных мерах и огромных бюджетах.

59369_skd

«Вспомните Крымск, – говорит он. – Скольких жертв можно было бы избежать, если бы городские власти занимались тем, чем им положено: следили бы, чтобы русло реки не было завалено хламом, берега не заросли ивняком, все стоки расчищены, а пути эвакуации не блокировали незаконные постройки».

С неба на землю

Как прогнозируют специалисты, главной особенностью новой климатической реальности будет не собственно повышение средней температуры или среднего количества осадков на сколько-то процентов, хотя и это тоже достаточно неприятно (сезонное протаивание вечной мерзлоты, например, может привести и уже ведёт в Якутии к осадкам фундаментов зданий, опор мостов и ЛЭП).

Больше всего проблем создаст повышенная волатильность погоды: например, аномально частое чередование оттепелей и заморозков с нетипично высокими и низкими предельными значениями температур. Большая часть современной российской городской застройки к такой «раскачке» не готова – её следствием, как считают учёные, будет сокращение вдвое межремонтного периода и соответствующий рост расходов.

20130802-zhara

Более тёплые зимы, которых так ждут коммунальщики, рассчитывающие выиграть на сокращении отопительного сезона (средние оценки – на 3-4 дня к 2015 году и на две недели к середине века), будут сопровождаться продолжительными периодами экстремальной жары: так называемыми «волнами тепла». Это увеличит затраты энергии на кондиционирование зданий, на промышленные холодильные установки – итог может оказаться неутешительным, даже не говоря об ухудшении самочувствия и здоровья горожан.

Из материалов «Стратегического прогноза…» следует, что проявление и эффект новой климатической картины на жизнь людей будут носить ярко выраженный региональный характер. Но детализация оценок влияния изменений климата применительно к каждому субъекту Российской Федерации – это пока мечты. Лишь два региона страны – Москва и Архангельск – как утверждают специалисты, разработали план действий на случай аномальной жары: печальный итог событий 2010 года, когда от зноя погибло несколько десятков человек. Но – только от жары, и только два.

И, разумеется, никто не имеет в своём распоряжении ничего, что хотя бы отдалённо напоминало так называемый «план Блумберга».

План Блумберга

Прошлый мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг представил его в июне 2013 года: комплексный план защиты города от последствий ожидаемого изменения климата, в круг которых входит подъём уровня моря и повышение температуры воздуха. План включает в себя 250 пунктов и «тянет» примерно на 20 млрд. долларов.

8a92a62b_1

Он возник, разумеется, не на пустом месте. При мэрии города давно работает Городской комитет Нью-Йорка по изменению климата (New York City Panel on Climate Change): группа специалистов, задача которых – составления детального прогноза для района Большого Яблока. По последнему такому документу, к 2050 году в Нью-Йорке удвоится или утроится число экстремально жарких летних дней, а уровень моря поднимется на 0,8 метра. Береговая линия города превышает 830 километров, так что даже минимальный рост уровня воды здесь сулит огромный ущерб.

Пятисотстраничный план предусматривает установку передвижных стен и возведение дамб. Оценены и описаны риски от ветровой и волновой нагрузки, проанализированы виды и типы построек, показавших себя с худшей и с лучшей стороны во время урагана «Сэнди», разобраны проектные решения фундаментов, стен, перекрытий и так далее, которые город будет вводить в свод строительных требований.

Власти Чикаго уже заявили, что будут разрабатывать подобный документ для своего города. Осталось только дождаться чего-то подобного и у нас.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]