facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Идеология

28 мая 2014 | Сергей Непомнящий
Российская теория во благо Поднебесной

nebesnie-sadi1_098

В апреле 2014 года российский архитектор Сергей Непомнящий выступил перед муниципальным правительством Шаньтоу и экспертами юго-восточной градостроительной школы из Нанкина, Шеньчженя, Сингапура, Макао и других стран с итоговым отчетом об анализе возможностей альтернативного развития города Шаньтоу. Работа «Исследование инновационных форм сверхплотной застройки для агломерации Шаньтоу на принципах гелиотектуры» была выполнена мастерской С.Непомнящего по заказу Нанкинского университета в рамках разработки генерального плана развития агломерации Шаньтоу. Она вызвала одобрение экспертов и была включена в генплан развития Шаньтоу. По возвращению из КНР мы попросили г-на Непомнящего подготовить статью, в которой архитектор раскрывает теоретические и практические аспекты своей работы, выполненной для китайских заказчиков. Представленная в статье точка зрения, безусловно, очень интересна, хотя и неоднозначна. Однако затрагиваемые С.Непомнящим проблемы развития современных городов настолько актуальны, а инструменты их решения настолько оригинальны, что заслуживают самого пристального внимания современных урбанистов. Итак, слово Сергею Непомнящему.

ЧЕТЫРЕ МОНОЛОГА НА ЯЗЫКЕ ГРАДОСТРОИТЕЛЬНОЙ СИНГУЛЯРНОСТИ

Теория
Монолог первый. Интеллектуально-экономическое развитие

1 - копия_0987

… Главная ценность и главный ресурс развития цивилизации – человек. Начало человеческой цивилизации совпадает со временем концентрации интеллекта и энергии людей в успешных «мегаполисах» древнего мира. Затем лидерами стали крупнейшие города Европы, следом – американские города со своими знаменитыми небоскрёбами. Европа, ностальгирующая по пасторальным домикам и тихим улочкам, заметно отстает, дивные маленькие города европейского юга нищают, население устойчиво переселяется в мегаполисы. Сегодня пальму первенства в интеллектуально-экономическом развитии и в плотности городской застройки оспаривают страны Юго-Восточной Азии, сделавшие ставку на потенциал многомиллионных мегаполисов.

Фактически, вся юго-восточная Азия сегодня представляет собой гигантскую лабораторию, где проводится самый масштабный на планете градостроительный эксперимент. В рамках этого эксперимента Токио, Шанхай, Куала-Лумпур, Гонконг и Сингапур и другие мегаполисы создают новый образ жизни с небывалым до сих пор уровнем качества и комфорта. Градостроительная школа юго-восточной Азии стала первопроходческой.

… В 2012 году Институт городского планирования и дизайна Шаньтоу и Нанкинский университет получили премию Международного общества городских и региональных планировщиков ISOCARP за проект стратегического плана развития Шаньтоу. В ноябре 2012 г. руководитель проекта – профессор нанкинского университета доктор Ванг Хонгьянг, сопредседатель китайско-французского градостроительного общества, выступил с лекцией в МАРХИ об этом проекте.

Шаньтоу – это бурно развивающийся город в устье реки Ханьцзян с населением около 7 млн. человек в наиболее плотно заселенной провинции КНР Гуандуне. Город сосуществует с прилегающими аграрными территориями, которые его кормят, и с очень небольшими участками природных территорий рядом с ним. Шаньтоу, впрочем, как и любой другой развивающийся город, с колоссальной скоростью разрастается, поглощает и включает в себя застройку, бывшую в прошлом деревенской, уничтожает поля и леса вокруг себя, тем самым лишая себя пищи, воды и свежего воздуха.

По мнению доктора Ванга, чтобы результаты сегодняшней деятельности были адекватны ситуации, которая сложится в этом регионе завтра (на 30-50 лет вперед), необходимо «формирование ясного вектора проектной стратегии в многомерном поле, ограниченном диапазоном изменяющихся условий развития, целей развития, и диапазоном меняющихся градостроительных возможностей». Понимание и мониторинг глобальных процессов непрерывно меняющейся реальности – основа китайской градостроительной школы.

После лекции я показал доктору Вангу наши разработки, направленные на максимально эффективное использование солнечного света, которые мы называем гелиотектурой. Концепция гелиотектуры предусматривает формирование сверхплотной городской ткани с оптимальными условиями свето-климатического комфорта. По сути, мы стремимся к созданию множества разнообразных городских пространств без использования городской территории – к сверхплотности свободных пространств в географической «точке».

Эта сверхплотная «точка» не претендует на природные или сельскохозяйственные земли, не покушается на памятники истории и культуры, не требует развития транспорта внутри себя. Более того, эта «точка» «сворачивает пространство» вокруг себя и замыкает на себя все функции окружающих территорий, становясь центром культурно-экономического притяжения, а городская черта становится «горизонтом событий».

Собственно, речь идет о своеобразной «градостроительной сингулярности», как об экстремуме плотности застройки. Аналогия гелиокластера (сверхплотного градостроительного комплекса на принципах гелиотектуры) с черной дырой становится тем более явной, что максимально эффективное использование солнечного света, независимо от того в каких целях – на создание ли ярко освещенного интерьера, или на переработку ли света в электричество, или на фотосинтез в зеленых растениях – по сути означает светопоглощение. То есть этот объект, ярко освещенный внутри естественным светом, извне воспринимается как очень темная структура, или темно-зеленая, как лес.

Теоретические положения гелиотектуры и их проектная реализация вызвали острый интерес. Профессор Ванг отметил, что принципы гелиотектуры радикально расширяют границы градостроительных возможностей и пригласил нас (меня, профессора МАРХИ Ю.М. Моисеева, заведующего Лабораторией градостроительных исследований при кафедре градостроительства МАРХИ Ф.С. Кудрявцева) в Китай для того, чтобы использовать их на практике. В январе 2013 года мы были в институте городского планирования и дизайна Шаньтоу, и сразу попали в обстановку полного взаимопонимания.
_______________________________________________________________________

Практика
Мост «Драконы Донгли»

3 Многофункциональный комплекс ДРАКОНЫ ДОНГЛИ_60796

…Предлагается разместить над водной поверхностью между берегами на опорных конструкциях моста многофункциональный комплекс на основе принципов гелиотектуры. Для этого в русле реки предлагается возвести новые фундаменты опор моста и построить над ними 16-этажную конструкцию… Главная функциональная составляющая комплекса – транспортная магистраль, связывающая берега. В дополнение к этой функции между берегами над автомобильной магистралью предлагается разместить 9-этажный общественный рекреационно-торговый пассаж. Центральное пространство общественного центра представляет собой продольный атриум… Общая ширина торгового комплекса вместе с пешеходным пассажем – 50 метров.

…По обе стороны от общественного торгово-развлекательного центра расположены жилые корпуса шириной 25 метров. Расстояние между жилыми корпусами – 8 метров. Параллельные поверхности стен корпусов выполнены зеркально отражающими с оптическими корректорами, и выполняют роль световодов. Над пространством между жилыми корпусами – солнечные концентраторы с фотоэлектрическими панелями. Это позволяет защитить жилые помещения от перегрева в летнее время и обеспечить все квартиры инсоляцией зимой. Общая площадь полезных помещений и пространств – 2 млн. кв. метров…

__________________________________________________________________________

Теория
Монолог второй. Лаборатория новой формации города

DSC00659 … Для меня было полной неожиданностью, что я говорю с китайскими градостроителями на «одном языке». Как оказалось, многие мои взращённые в России теоретические построения в Шаньтоу имеют наглядные подтверждения. Одно из самых ярких впечатлений – так называемые «городские деревни» — стихийно развивающиеся территории, которые когда-то были деревнями, но сегодня вошли в город. Для россиянина это настоящий шок.

Деревенская община в условиях, когда город отнял у неё сельскохозяйственные земли, приняла решение, что каждый владелец крохотного клочка земли имеет право построить всё, что сочтет нужным. В результате на каждом участке возникли дома высотой до 16 этажей на минимальном расстоянии друг от друга. Минимальное – это когда в уровне земли между домами можно пройти и даже разойтись вдвоем, т.е. чуть больше метра, а выше – от 20 см до метра.

Это сплошная застройка, занимающая десятки гектаров. Расстояния между домами шириной больше метра – это и есть улицы, наполненные толпами людей, а 20-сантиметровые зазоры между домами – это не расстояния между брандмауэрами торцов, а расстояния между длинными фасадами с окнами. Впечатление такое, как будто город вместе с улицами и людьми помещен в гигантские тиски, сжимающие застройку со всех сторон.

Несмотря на чудовищный дискомфорт, антисанитарию и пожарную опасность, городская деревня – самодостаточное образование, чрезвычайно выгодное для города. Внутри «деревни» стихийно сложившийся оптимальный баланс функций. Люди в ней и живут, и работают, и отдыхают (если это можно назвать отдыхом). Никто из нее не уезжает утром на работу и вечером не возвращается – это тот тип застройки, который практически не требует организации никаких транспортных связей и обеспечивает город в целом множеством полезных продуктов и услуг.

Городскую деревню вполне можно считать ближайшей родственницей Kowloon Walled City, снесенного в Гонконге в 1992 году. Только средняя плотность застройки далеко не так высока, как может показаться на первый взгляд. Многие из участков застроены домами по 2-3 этажа, есть вообще незастроенные участки – в среднем около 40000 кв.м. на гектар, то есть, примерно столько, сколько в Барселоне, Мадриде, или в доходной многоэтажной предреволюционной застройке центра Москвы.

586_04596_40596

Еще одно яркое впечатление — современные «кварталы». «Кварталы» — не совсем точное определение преобладающего типа застройки. Скорее, это «квадраты» со стороной от 300 до 600 метров, сплошь заставленные плотными рядами широтных многоэтажных башен. Расстояния между фасадами домов меньше ширины самих домов. Если посмотреть на съемку Шаньтоу из космоса, то складывается впечатление, что жить здесь нельзя.

IMG_1737_0596

В действительности же оказалось, что эти одинаковые квадраты, заполненные одинаковыми домами, образуют очень живописные, полностью озелененные, уютные, и разнообразные дворовые пространства. Изнутри застройки «многоэтажность» практически не видна – при взгляде с уровня земли верхние этажи скрыты за пологом крон буйной тропической растительности. При этом диаметр стволов отдельных деревьев, как мне показалось, около 2 метров. Повсюду фонтаны, ручьи с разноцветными рыбами, цветы, птицы.

IMG_1734_008

Дома подняты над землёй, под домами детские или площадки или спортивные тренажеры. Людей днём во дворах очень мало, практически нет, машин нет совсем. Машины под застройкой. В каждом дворе спрятан «колодец» размером примерно 3х3м. Если заглянуть в этот колодец, то можно увидеть под ручьями и вековыми деревьями ещё 2 «подземных этажа», занимающих всю площадь квадрата. А вот на улицах, разделяющих квадраты, кипит жизнь: магазины, кафе, аптеки… все, что нужно для комфортной жизни, все востребовано, функционирует и заполнено процентов на 60. Улицы — не переполненные и не пустые, лица счастливые.

Не удивительно, что имея перед глазами такие контрастные примеры застройки, представление о городе сильно отличается от российского. Мне не пришлось обращать внимание китайцев на очевидное: «вот, посмотрите, в городской деревне плотность застройки 40 тысяч метров на гектар, и невероятно тесно и темно, а вот в новых кварталах 60 тысяч, и совершенно свободно, зелено и почти безлюдно». Для них это и без меня совершенно ясно. Также и очевидно, что городская деревня имеет ряд преимуществ перед современными кварталами, так как там лучшее соотношение функций и нет потребности в транспорте.

Собственно, меня и пригласили в Шаньтоу для того, чтобы вместе понять, как развивать город дальше. Цель ясна: нужно больше свободных пространств, больше комфорта и уединения, больше полезных помещений, больше зелени, и… меньше использования городской территории.

_____________________________________________________________________________

Практика
«Волна»

The Wave 1_0596

На рассматриваемом участке отмечается дефицит озелененных и рекреационных площадей. Поэтому мы считаем целесообразным разместить здесь торгово-развлекательный комплекс, и при этом сохранить для жителей города зеленую зону на эксплуатируемой озелененной кровле. Основную часть здания, состоящую из жилых помещений и рекреационно-коммуникационных озелененных галерей, мы предлагаем разместить над торгово-развлекательным центром с зеленой кровлей на достаточной высоте, обеспечивающей свободную аэрацию и естественное освещение парковой территории на сформированном нами искусственном ландшафте.

_____________________________________________________________________________

Теория
Монолог третий. 3D город: от небоскребов к гелиокластерам

… Как застраивается город сегодня? Отводится участок, и его начинают кроить на части. Сколько-то под жильё, сколько-то под транспорт, под озеленение, под общественные здания, и прочее. Далее эти части заполняются согласно генеральному плану отдельно дорогами, отдельно — башнями-карандашами, домами-коробками, домами-червяками, или крохотными домиками-коробочками.

Наш подход принципиально иной. Городские пространства – это улицы и площади, автостоянки, склады, сортировочные станции, торговые моллы, стадионы и спортивные залы, пляжи и бассейны, концертные залы, скверы и парки, пассажи, холлы, квартиры, жилые и ванные комнаты, …. то есть все, что находится над некой горизонтальной или почти горизонтальной поверхностью, используемой людьми.

Пространства могут быть закрытыми, то есть ограниченными по высоте, и открытыми. Разница между ними заключается лишь в том, чем заполнена «поверхность» — автомобилями, мебелью или оборудованием, деревьями, травами и цветами, водой, песком и скалами, асфальтом, паркетом или керамикой.

Ровным счетом никакого значения не имеет «конструктивная основа поверхности» — естественный ли это уровень земли или искусственная платформа. В городе нетронутой «природной» поверхности по определению быть не может. Все без исключения уровни «искусственные». Важно положение этих пространств по отношению к другим пространствам и доступность пространств. Огромное значение имеет, может ли в них находиться человек по температурным или акустическим условиям, каковы культурно-эстетические качества среды. И, что особенно важно, уровень светового и зрительного комфорта.

Собственно, на эффективном использовании солнечного света и обеспечении свето-видового комфорта пространств и базируется гелиотектура. Гелио – солнце – не только первопричина жизни на Земле, но и основа зрительного восприятия. Зрение передает в мозг человека около 80% информации об окружающем мире. Известно, что лучше 1 раз увидеть, чем 100 раз услышать. Глаз обмануть очень сложно. Хорошо освещенное и гармоничное пространство – основа психологического комфорта среды.

Мы формируем городскую застройку как градостроительную сингулярность – одно сверхплотное целое. При формировании гелиокластера мы приравниваем «поверхность земли» к любому другому уровню, возведенному выше или ниже отметки на топографической карте, распределяем функции в пространстве многочисленных уровней с учетом всего комплекса факторов, и обеспечиваем эти пространства солнечным светов и видовыми панорамами с помощью свето-видовых каналов. Понятие «плотность застройки» или «процент застроенной территории» в этом случае теряет смысл. Можно говорить лишь об обеспеченности функциональными группами пространств и о пропорциональном соотношении между отдельными видами пространств.

Сравним наш гелиокластер «Небесные Сады» в Шаньтоу с вершиной, в буквальном смысле, строительных достижений – Бурж Халифа в Дубае. Высота Бурж Халифа более 175 этажей и 800 метров, комплекс всех функциональных групп занимает территорию около 7 гектаров, общая площадь помещений и пространств Бурж Халифа – около 400 тысяч квадратных метров. Высота «Небесных Садов» существенно меньше – 35 этажей и 120 метров, а территория «Небесных садов» сопоставима – 8 гектаров. Площадь «Небесных Садов» около 2 миллионов квадратных метров (!).

Понятно, с каким уровнем сложности инженерно-технических проблем связано строительство здания Бурж Халифа. В результате получено мощное ядро коммуникаций, окруженное относительно небольшими помещениями. Строительство «Небесных Садов» также требует серьёзных инженерных решений. Но в результате мы получаем просторные и светлые озелененные коммуникационно-рекреационные пешеходные пространства, связывающие между собой и с иными пространствами совершенно изолированные жилища, каждое из которых имеет прекрасную видовую панораму на акваторию устья Ханьцзян. Но главное, практически на той же территории и при этажности в 5 раз меньшей мы получаем комфортных помещений почти в 5 раз больше, чем в самом высоком здании мира.

_____________________________________________________________________________

Практика:
Гелиокластеры «Ковчег» и «Небесные Сады»

nebesnie-sadi2_000

Предлагаемое решение позволяет сформировать видовые каналы из высотной застройки не как плоский экран, отсекающий центр города от моря, а как развитую «складчатую поверхность»… Два сверхплотных высотных комплекса в такой системе застройки могут стать наиболее приближенными к морю «вершинами» этой поверхности…
Высотные объёмы содержат в себе жилые квартиры с видовой панорамой на акваторию залива, рекреационо-коммуникационные озелененные пространства, комплекс спортивных сооружений и офисы. Торгово-развлекательный центр расположен в первых этажах, три уровня проездов с загрузками и паркингами – в подземном пространстве. Значительная часть объёма «висит» над поверхностью земли, освободив наиболее интенсивно используемый уровень для пешеходного движения и зелёной парковой зоны…

…Расстояние между веерообразно расположенными корпусами и последовательно увеличивается по мере приближения к воде. Соответственно, по мере приближения к воде улучшается качество естественного освещения квартир и раскрывается видовая панорама. …Единая кровля комплекса превращена в обширный парк с водоемами и бассейнами, куда с помощью лифтов организован удобный доступ из всех жилых корпусов…

___________________________________________________________________________

Теория
Монолог четвертый. Идём по следу

0_46cfa_bc230ec0_098

… Сегодняшняя Москва – это Токио 70-х. Нравится нам или нет, но города медленно, но верно трансформируются. При этом фактические изменения отстают от потребностей развития. Это ведет к дисбалансу и к обострению дефицита всех видов городских пространств, в особенности общественных, открытых озеленённых пространств, к обострению транспортных проблем. Упорное повторение мантры «мы не Китай и не Япония, у нас огромные территории» не спасает нас от множества тех же проблем, что и в Токио, но только, во многом, еще более острых.

Азбука градостроительства: плотность городской застройки в суровом климате должна быть в несколько раз выше, чем в условиях комфорта. Иными словами, плотность застройки Москвы – самого холодного мегаполиса мира – должна быть существенно выше, чем в райском климате Гонконга. Что, фундаментальная градостроительная теория для условий России не действует? Тогда почему именно в России градостроитель становится «спасателем», безнадёжно пытающимся «потушить пожары», одновременно и во множестве возникающие в самых неожиданных местах?

Что мы видим сегодня? Главный тренд российского градостроительства – затормозить рост города под лозунгом возврата к малоэтажной идиллии. При этом еще и повторяется стандартная присказка об «экологических поселениях». Это чрезвычайно опасная утопия, хотя и не новая. Можно построить малоэтажный город. Но чем мельче домики, тем обширнее мегатерритории мегаполиса, тем чудовищнее его транспортные артерии.

more-la_098_098

Есть объективный критерий рационального использования природных ресурсов – размер экологического следа человека. Он рассчитывается в общих гектарах, как территория Земли со средней биологической продуктивностью, необходимая для воспроизводства кислорода для дыхания, воспроизводства энергии на климатизацию жилищ, воспроизводства топлива для транспорта, обеспечения людей пищей, одеждой и иными продуктами потребления, ассимиляции СО2 и мусора.

Самый большой экологический след у жителей Арабских Эмиратов – около 12 гектаров на человека. Не потому, что они слишком много дышат, едят или изнашивают одежды. Они пользуются кондиционерами для охлаждения жилищ, опресняют воду, перемещаются на автомобилях. Близки к вершине рейтинга потребителей американцы – около 8 гектаров. Потому что активно пользуются автомобилем. Не слишком мало потребляют россияне – около 4 гектаров. Это понятно, мы много топим. Тем, кто не топят, не пользуются кондиционерами и не ездят на автомобилях, как, например, на Мадагаскаре, достаточно 1 гектара. Те, кто при этом еще и мало ест – как в Конго – используют 0,5 га на человека. Так как сегодня мы, люди, используем невозобновляемые ресурсы нефти и газа, не утилизируем мусор и накапливаем в атмосфере СО2, размер экологического следа человечества в 1.5 раза больше поверхности планеты.

Понятно, что так расточительно, как мы живем сегодня – следующие поколения жить не смогут. Уверен, что за счет более рационального использования ресурсов качество жизни не просто не сократится, но и вырастет. Но потребление РЕСУРСОВ необходимо резко сокращать уже сегодня. Статья расходов №1 – транспорт. Статья расходов №2 – отопление жилищ. Максимальное использование индивидуального транспорта связано с малоэтажной застройкой «по-американски». Максимальное расходы на отопление – в индивидуальном доме. Максимальное уничтожение лесов – прокладка дорог и дорожек к индивидуальным домикам «в лесу». В общем, сегодняшний градостроительный курс России объективно направлен на максимальное уничтожение природы.

The Wave 2_0987

Вы можете задать вопрос: что я буду делать, если китайцы украдут мои идеи? Я буду счастлив. Очень надеюсь, что это сможет развернуть российское градостроительство в правильном направлении — через создание образцов гуманной экологической городской среды нового типа. Пусть хоть для начала в Китае.

 

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]