facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Архитектор

7 августа 2014 | Светлана Дувинг
Сергей Цыцин: «Зеленое строительство – моя гражданская и профессиональная позиция»

IMG_1176_098

Сегодня мы беседуем с одним из первых зеленых архитекторов России, который обратил внимание и погрузился в сферу экологического проектирования еще в 90-е годы, когда у нас никто толком ничего не слышал о том, что такое зеленая архитектура. Руководитель известной архитектурной мастерской Сергей Цыцин не просто первым подхватил модный тренд (в то время этого тренда еще не существовало). Использование зеленых проектных приемов – важная часть его профессионального мировоззрения, которое основано на тщательном анализе перемен, происходящих на рубеже тысячелетий не только в архитектурно-строительной сфере, но и на более глобальном уровне мировой экономики.

— Когда и почему вы начали заниматься зеленым проектированием?

— Еще в 88 году, как только это стало возможным юридически, я открыл собственную фирму. В процессе самостоятельной реализации самых различных проектов у нас начали вырабатываться более эффективные решения, чем те, которые были продиктованы отечественными СНИПами. Потом я неожиданно выяснил, что существует целая область – международная зеленая сертификация, которая стимулирует создание объектов более высокого качества, в которую в виде требований и пожеланий заложены многие архитектурно-выразительные, технологические, конструктивные, инженерно-рациональные решения, по которым насчитываются баллы и которые я и до этого, может быть, интуитивно применял. Разумеется, мы в это уже тогда начали вникать, а с наступлением 2000 годов занялись этими вопросами совершенно сознательно.

— А в чем актуальность зеленого проектирования и строительства непосредственно для России?

— Страна с такой огромной территорией, где существуют такие длинные транспортные плечи, смещенная в сторону столь сурового северного климата априори должна стараться быть как можно эффективнее. Ведь объем генерации и транспортировки энергоресурсов к источникам их потребления будет настолько велик, что наша продукция, которая и без того весьма энергоемка, может оказаться неконкурентоспособной. Хотя сейчас на повестку дня уже встают вопросы автономности, самодостаточности и энергоэффективности российской экономики (в т.ч. и строительства).

— То есть в зеленом строительстве, с вашей точки зрения, главное – это энергоэффективность?

— Не совсем так. Вообще деление ЗС на комфортность, энергоэффективность и экологичность очень условно. На самом деле все эти понятия глубоко взаимосвязаны. Ведь когда мы делаем вещи энергоэффективными, мы автоматически делаем их экологичными, то есть уменьшаем их footprint в глобальном смысле. А в локальном – уменьшаем элементарное загрязнение в тех местах, где действуем, и делаем эти места более удобными, так как здоровая окружающая среда объективно несет более высокий уровень комфорта. Создание здоровой окружающей среды и есть реализация на практике понятия «комфорт». Но для удобства изучения этого явления мы эти направления аналитически разделяем.

— Прокомментируйте, пожалуйста, этапы развития эко-строительства в России.

— Сначала, как известно, у нас долгое время функционировала советская экономика с директивными ценами на энергоресурсы, которые не учитывали реальные издержки их производства. Если мне не изменяет память, один киловатт тепла стоил тогда 3 копейки. Подобная экономика привела тогда к созданию абсолютно неэнергоэффективного жилого фонда типа хрущевок. А когда после 90-х в России все-таки включились рыночные механизмы, и цены на энергоресурсы начали постепенно расти, тогда, конечно, стали актуальными многие вопросы из сферы зеленого строительства. С философской точки зрения последнее время даже у нас все активнее растет понимание, что нужно создавать благоприятную окружающую среду, что важен чистый воздух, уменьшение стрессов, что негативно влияют на здоровье длительные ежедневные переезды из одной точки города в другую и т.д. Еще одна точка роста ЗС привязана к инновационным технологиям, потому что именно они и являются сейчас важным конкурентным преимуществом в любой сфере. А зеленое строительство (и это один из его огромных плюсов) стимулирует развитие инноваций.

— Что изменилось в этом плане России за последние несколько лет?

— Изменения можно проследить, например, по конкурсу в области экодевелопмента Green Awards, который проходит уже четвертый год. В прошлом году вместо проектов и концепций, неожиданно на него начали поступать заявки с готовыми объектами. Это важно. Кроме того, сейчас многие участники инвестиционно-строительного процесса уже имеют гораздо более полное представление о зеленом строительстве. И это, наверное, самое главное – даже важнее, чем просто появление готовых объектов.

— А сколько зеленых зданий спроектировали вы?

— На сегодня в качестве реализованного объекта нами запроектирован и построен учебный центр для повышения квалификации Федеральной сетевой компании Северо-Запада (сертифицирован по LEED). Также спроектировали «Дом Надежды» и офисный центр в Питере около метро Электросила (новый инвестор приступил к его реализации). Кроме того, мы сейчас работаем над многофункциональным зданием высотой 165 метров, которое, возможно, будет претендовать на золотой LEED.

— От кого, по вашему опыту, исходит инициатива по проведению сертификации здания – от архитектора или от заказчика?

— Во-первых, мы всегда сами предлагаем заказчику сертификацию и пытаемся доступно объяснить ему, зачем это нужно. И здесь мы ведем речь о различных уровнях зеленого проектирования. Например, это может быть дом по концепции ZeroEnergy, где все супер инновационно и подчас недешево, а есть огромное количество достаточно простых и доступных по цене, но тоже зеленых приемов, которые значительно улучшают технические показатели здания. Поэтому мы предлагаем не «вообще спроектировать зеленое здание», а говорим о разных возможных уровнях, чтобы заказчик сам выбрал, что именно ему больше подходит исходя из его задач. Во-вторых, к нам часто обращаются еще и за зеленым проектным консалтингом, это очень правильно. Ведь особенность нашей архитектурной мастерской заключается в том, что мы изготавливаем все проектные разделы. А это очень важно с точки зрения зеленого проектирования, так как в нем все глубоко взаимосвязано — и генплан, и объем, и применяемые материалы, и уровень пассивности здания, и инженерия, и автоматика. Кроме того, мы делаем оценку дополнительных затрат, оценку уровня сертификации и связанных с ним преимуществ и проводим анализ возврата дополнительных инвестиций, в т.ч. на этапе эксплуатации. Таких заказов у нас пока немного, но я уверен, этот сегмент проектных услуг в ближайшем будущем будет расти.

IMG_1173_09к9е

— А что могло бы активно подтолкнуть заказчика к строительству зеленых зданий?

— Во-первых, на государственном уровне должна быть декларативно закреплена ориентация на зеленое строительство, и создана реальная программа стимулирования возведения подобных объектов. Например, как в Великобритании — разыгрывается муниципальный участок, в результате чего побеждает застройщик, который предлагает решение, гарантирующее создание максимально энергосберегающей застройки. Есть такая возможность? Есть. Или еще один пример из Англии – внутри пятна застройки должны быть созданы несколько типов объектов. Например, муниципальное жилье, социальные объекты, арендное жилье и коммерческое. Таким образом, инвестору нужно создать три типа объектов, причем требования, которые государство предъявляет к муниципальному жилью – самые жесткие. Коммерсанту было бы выгодно внедрить энергоэффективные решения только для определенного типа зданий, а тут именно для муниципального жилья выставлены самые жесткие нормы. И приходится ему создавать продвинутую инженерию для всех построек. Таким образом, вся застройка получается энергоэффективной. Второе направление – финансовые инструменты – льготное кредитование, освобождение от налогов и т.д.

— А что мешает государству это сделать?

— Думаю, что мешает достаточно поверхностное понимание этих вопросов. Может быть, мешает то, что законодательная перестройка должна коснуться многих законов, а не одного. Еще один мощный инструмент и его нельзя сбрасывать со счетов – необходимо резко повысить минимальные требования к новым строящимся объектам. Просто взять и запретить строить неэнергоэфективные здания. Третье – обязательно должны развиваться образовательные программы и популяризация этого направления среди различных специалистов – экономистов, девелоперов, юристов, архитекторов и т.д.

— А для вас зеленое проектирование – это бизнес или задел на будущее?

— Для нас зеленое проектирование в настоящий момент основным бизнесом не является. Но я уверен, что в России вскоре может быть достигнута точка, когда при выборе проектировщика наличие этих навыков начнет играть существенную роль. А пока для нашей компании – это больше гражданская и профессиональная позиция. Кроме того, я считаю, что погружение в зеленое проектирование дает отличную возможность профессионального роста для наших сотрудников. У нас уже есть профессиональные консультанты по LEED, и мы продолжаем посылать на эти курсы наших инженеров и архитекторов без ориентации на получение диплома оценщика. А когда мы делаем объект под сертификацию (а это действительно очень непростая и синтетическая работа), это требует скоординированных усилий многих специалистов, которые таким образом учатся эффективно работать в команде на высокое качество объекта. Ведь на самом деле заставить людей хорошо работать очень сложно, а в процессе зеленого проектирования, имея в штате весь пул необходимых специалистов, мы можем полностью контролировать процесс и получить от всех сотрудников нужный результат.

— Кстати, почему большинство российских архитекторов предпочитают работать «по старинке», не замечая и не применяя инновационных подходов? Как повлиять на их профессиональное создание?

— Надо учить молодежь, которая живо реагирует на инновации, так как сформировавшиеся архитекторы, к сожалению, в большинстве своем мыслят стереотипно. Кроме того, у нас в проектной сфере произошла очень мощная дифференциация, и сейчас крайне сложно найти архитектора, который бы оказался равно силен и в градостроительстве, и в объемном проектировании, не говоря уже про интерьеры. В то время как зеленое проектирование требует комплексного интегрированного подхода. Не так, как в обычном случае — сначала делаем архитектуру, потом конструкции, потом инженерию. А нужно сразу анализировать и инженерию, и конструкции, и эксплуатационные параметры, и бизнес (т.е.расходно-доходную часть) и т.д. После этого часто приходится делать корректирующее проектирование, а это еще более сложный процесс. Здесь, чаще всего срабатывает инертность, все держатся за уже известные технологии проектного процесса и с большой неохотой переходят на новые.

— Но вы все-таки верите в будущее зеленого строительства?

— Я считаю, что это вопрос чуть ли не национальной безопасности. Вопрос выживаемости нашей промышленности, страны и экономики. Тем более, Запад уже прошел самую сложную и дорогую стадию «зеленого» стартапа, требующую глобальных инфраструктурных капиталовложений, и на рынке уже имеются доступные зеленые технологии, материалы, изделия и оборудование. Это огромное преимущество, которое нам обязательно облегчит выход на зеленую дорогу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]