facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Нормативы

14 августа 2017 | Сергей ПАНАСЕНКО
СЕРТИФИКАЦИЯ ПОМОГАЕТ ЭКОНОМИТЬ ЭНЕРГИЮ, НО НЕ ДЕЛАЕТ ЭТО ЗА ВАС

СПРОСИТЕ У ЛЮБОГО РОССИЙСКОГО архитектора, с чем у него в первую очередь ассоциируется сертификация зданий по BREEAM, и ответ, скорее всего, будет – «Энергоэффективность». И хотя, конечно, раздел «Энергия» не единственный, по которому проводится оценка, он не случайно идёт в числе первых в списке, и он один из важнейших, дающий потенциально 17,5% общего возможного числа баллов. О том, как рационально распорядиться этим «богатством», мы продолжаем беседовать с экспертом BREEAM и руководителем направления экологических инноваций компании JLL Ксенией АГАПОВОЙ (предыдущие беседы о BREEAM вы можете прочитать ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ).

— Главная особенность современной оценки здания в разделе «Энергия» заключается в том, что для оценки энергоэффективности проектных решений используется метод математического моделирования энергопотребления в будущем здании, – говорит она. – Конечно, технология Building Energy Modeling для России уже не экзотика, но именно процесс сертификации придаёт этой недешёвой процедуре практический смысл.

Когда проектировщики проводят ВЕМ и получают конечную цифру энергопотребления в сопоставлении с некоторой пороговой величиной условного здания, то важнее всего, что они получают деталировку: сколько энергии пойдёт на освещение, на ОВК, на технологические нагрузки и прочее. Исходя из этой разбивки, они могут определить, какие меры стоит предпринять, чтобы повысить энергоэффективность здания.

Причём, что важно: требования к энергомоделированию усложняются с каждым годом. Если раньше новое здание сравнивали только с базовым сценарием и радовались, то сейчас необходимо сравнить его ещё и с наилучшими образцами и вывести некую среднюю. При этом BREEAM сам задаёт параметры для бэнчмаркинга. Да и стандарт ASHRAE 90.1, который лежит в основе моделирования, с каждым годом усложняется. То, что было энергоэффективным пять лет назад, сейчас уже не впечатляет. Получается, что каждый год BREEAM как бы поднимает планку, что вполне естественно, так как технический прогресс не стоит на месте.

Возникает вопрос: каким образом получить энергоэффективность проектируемого здания заведомо выше на определённый процент, чтобы заработать требуемые для сертификации баллы? Для этого надо знать и понимать алгоритм энергомоделирования по ASHRAE. Если проектировщики понимают параметры, которые закладываются в этом стандарте, и понимают структуру энергопотребления у нашего будущего здания, то они видят, играя какими параметрами можно точечно повышать энергоэффективность без чрезмерных затрат, которые не принесут пользы. Так ещё на стадии энергомоделирования можно решить: это делать, это не делать, это нам выгодно, это невыгодно.

Поэтому не стоит верить, когда кто-то заявляет в рекламе: наши чиллеры дадут вам столько-то баллов по BREEAM! Сколько они смогут дать, станет понятно только в процессе энергомоделирования. Аналогично для освещения, систем ОВК и так далее. Всё надо рассматривать исключительно в комплексе, нельзя выхватить что-то одно и сказать: вот панацея, которая решит все ваши проблемы!

Бывает, что для каких-то объектов компьютерное моделирование представляется нецелесообразным. Тогда стандарт BREEAM предлагает использовать систему обязательных мер, выполняя которые можно достичь неких параметров энергоэффективности и получить баллы. Но ирония в том, что выполнение этих обязательных требований может совокупно стоить дороже энергомоделирования, потому что это такая стрельбы из пушки по воробьям. Поэтому эксперты обычно такое решение не рекомендуют, тем более что по стандарту придётся объяснять и оправдываться, почему для данного конкретного случая энергомоделирование неприменимо.

ВЕМ позволяет на ранних этапах выявить промахи в проекте и тем самым снизить энергопотребление на протяжении всего жизненного цикла здания. Экономическая целесообразность ВЕМ поэтому у меня не вызывает сомнений.

Польза от использования стандартов ASHRAE, лежащих в основе ВЕМ, в том, что они закрывают пробелы в российских стандартах. К примеру, энергоэффективность систем ОВК. В России планируется только количество воздуха, но не удельная мощность вентиляционных установок, которые нам этот воздухообмен обеспечивают. У нас энергоэффективность проработана хорошо только в части ограждающих конструкций, а в остальных разделах опираться не на что. Так что BREEAM как бы предлагает проектировщику ещё дополнительно подумать над проектом, что очень хорошо для клиента.

Следующий важный критерий в разделе «Энергия» – мониторинг энергопотребления. Смысл в том, что в процессе эксплуатации здания владелец будет знать не только сколько в целом здание потребляет, но по различным потребителям.

Этот этап начинается ещё до того, как здание построено и даже спроектировано, когда мы закладываем приборы учёта в наш проект в достаточном объёме. Чаще всего в проект включают один основной прибор учёта, и иногда ещё по одному на этаж. Но BREEAM призывает к детализации, к пониманию того, как разные части здания потребляют энергию. Конечно, это повышает стоимость строительства, потому что необходимо ставить дополнительные приборы учёта. Однако в процессе эксплуатации здания это оправдывается, когда владелец внедряет различные энергоэффективные решения и хочет следить, как они проявляются в энергобалансе здания. Требуя детальной системы раздельного учёта энергопотребления, BREEAM готовит к тому, что в скором времени энергоменеджмент станет одним из ключевых вопросов управления зданием вообще. Кроме того, можно спроектировать прекрасное энергоэффективное здание, но неправильной эксплуатацией всё погубить. А понять, что мы делаем неверно, без детального мониторинга невозможно.

Раздел «Наружное освещение» – это просто: выбираем хорошие светильники с хорошей светоотдачей. Сейчас уже довольно сложно найти плохие светильники. Ставим фотореле для отключения света в дневное время – это сейчас нормативное требование даже по российским правилам. Стоит всё копейки, а экономический смысл очевиден.

Далее надо разобраться с определёнными типами технологических нагрузок и снизить потребление энергии здесь до минимума. Главное – это нагрузки от холодильного оборудования, как самого энергоёмкого. Проектировщик должен знать, задуманы ли в здании технологии, которые предполагают холодильное оборудование, сколько энергии оно потребляет, и установить определённые ограничения и предписания к такому оборудованию.

Другая тема – оргтехника. Например, вводим условие, что все компьютеры у нас должны обязательно иметь максимальный уровень энергоэффективности с соответствующей маркировкой. Конечно, для этого проектировщик должен иметь ясное представление об особенностях эксплуатации здания, о якорных арендаторах, если они уже есть, и так далее. Чем больше проектировщик будет знать о будущем здания, тем точнее будет проект, и обязанность заказчика полностью проектировщика проинформировать.

Другой пример оборудования, по которому также имеются определённые требования BREEAM по энергоэффективности, это вертикальный транспорт в здании. BREEAM заставляет подходить ко всему с исследовательской точки зрения: что предстоит внедрить, насколько это будет эффективно. Например, на этапе проектирования анализируется потребность в лифтах и сравниваются возможные варианты организации вертикального транспорта в проектируемом здании. Затем выбирается наиболее энергоэффективный. Поскольку максимальное количество энергии лифты потребляют в режиме ожидания, BREEAM даёт баллы за то, что при простое в лифте автоматика отключает свет и вентиляцию. Поощряется также использование умных схем управления лифтами, когда в часы пик работают все лифты, а в промежутках часть отключается.

Любопытная история с альтернативными источниками энергии. Все любят солнечные панели, однако BREEAM к микрогенерации довольно строг. За микрогенерацию на объекте даётся до трёх баллов, причём один – за анализ пассивных возможностей сокращения энергопотребления в здании (например, использование фрикулинга, особенностей дизайна здания, ориентации на местности). Далее, BREEAM требует, прежде чем покупать солнечные панели, геотермальные насосы и прочее, провести исследование и посмотреть, насколько каждый альтернативный источник энергии будет эффективным в наших условиях. И что интересно: даже если исследование даёт отрицательный результат, мы всё равно получим балл, просто за то, что проводили исследование.

В этом, говорит эксперт, есть глубокий смысл. С одной стороны, BREEAM приучает проектировщиков думать об альтернативных источниках, но с другой – руководствоваться голосом разума, а не эмоциями и модой. Взгляд совершенно трезвый: если эти технологии и так отлично развиваются благодаря рыночным механизмам, то зачем их ещё стимулировать через сертификацию BREEAM?

В заключение она говорит, что не надо забывать, что BREEAM, как и любая оценка, действует на момент её проведения, и если вы оцениваете здание по BREEAM, то это сертификация на момент его ввода в эксплуатацию. Дальше всё, что установлено по проекту, переходит в руки собственника и эксплуатанта. Если есть желание отслеживать эффективность эксплуатации, то для этого есть стандарт BREEAM In Use. Это похоже на то, как вы покупаете автомобиль, и к нему идёт инструкция по эксплуатации. Производитель полностью вас обеспечил всем необходимым, чтобы вы правильно и разумно эксплуатировали его детище. Но повлиять на то, как вы будете его эксплуатировать после того, как купите, – экономно и разумно или нет – производитель не может, и предъявлять ему претензии не стоит.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]