facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Форум

2 ноября 2017 | Светлана ДУВИНГ
СЛЫШИМ ЗВОН…

...НО ПОКА НЕ ЗНАЕМ, ОТКУДА ОН

Репортаж с форума стратегов из Санкт-Петербурга, посвященный интеграции целей устойчивого развития (ЦУР) 2030 в систему стратегического планирования РФ

Как показал прошедший 23-24 октября в Санкт-Петербурге форум по стратегическому планированию, сегодня основными государственными трендами являются цифровая экономика, внедрение проектного менеджмента в систему госуправления, а также, что очень радует – начали делаться попытки по ориентации стратегического планирования в России и, соответственно, целеполагания – на признанную на мировом уровне повестку: на Цели устойчивого развития 2030 (ЦУР). По крайней мере, такая прямая проблематика – попытка понять, как данные цели уже интегрируются или могут быть интегрированы в систему стратегическую нормативную базу – была заявлена на форуме впервые.

Однако здесь я сделала одно любопытное наблюдение. Про ЦУР действительно много говорили и обсуждали, но при этом никто не делал попытку разъяснить, а почему именно эти цели были выбраны ООН и куда всё-таки должна в конечном итоге привести реализация этих целей. И судя по всему, большая часть участников форума, в целом осознавая, что ЦУР – правильны и благородны, про ситуацию, сложившуюся с планетарной экосистемой и концепцию устойчивого развития имеют очень смутное представление, что доказывалось результатами голосования, которые показали отсутствие внимания аудитории к тематике сохранения территориальных и морских экосистем, проблеме изменения климата, чистой энергетики – то есть, по сути, к главным проблемам сегодняшнего дня.

Поэтому за формальными обсуждениями терялся главный смысл той глобальной перестройки на парадигму устойчивого развития, в процессе которой мы все сейчас находимся, и которая сегодня крайне необходима человечеству, чтобы избежать планетарной экологической катастрофы. Хотя в одном из выступлений, посвященных проектному управлению, докладчик высказал мысль о том, что все звенья цепи госуправления должны быть правильно замотивированы.

И это напрямую имеет отношения к вышесказанному, и не только в сфере госуправления: без разъяснения сущности концепции устойчивого развития и современных глобальных экологических угроз, у человека не возникает правильной мотивации и реального желания снижать собственную нагрузку на окружающую среду. Потому что мысль о реальности экологических угрозах ещё не отложилась чётко в головах у большей части населения Земли, и чтобы это осознание наконец пришло, нужно каждый раз на каждом тематическом мероприятии начинать его именно с разъяснения, подкрепленного реальными фактами разрушения биосферы, необходимости перехода на концепцию УР и реализации ЦУР 2030.

Вот до этого организаторы форума ещё не дошли, хотя в конце форума высказали, как мне кажется, провидческое мнение о том, что в скором будущем все темы форума стратегов будут так или иначе посвящены именно зелёной теме. И мне думается, что так и произойдет с ростом общественного осознания важности данной проблемы через пару-тройку лет. А пока то, что тема ещё плохо уложилась в мозгах, доказывается тем, что многие докладчики старались уйти от обсуждения целей УР и начинали двигать какую-то свою тему, хотя модератор активно пытался их вернуть в нужное русло.

Выступавший представитель Аналитического центра при Правительстве РФ Михаил Прядильников всё своё внимание посвятил описанию намерений своего ведомства о переводе всего госуправления на систему проектного менеджмента, а также о корректировке такого инструмента, как госпрограммы, в связи с их низкой эффективностью в существующих форматах. Также он обещал выпуск новой стратегии социально-экономического развития России в конце этого года, а стратегии пространственного развития России – в течение 2018 года.

Председатель Внешэкономбанка Сергей Горьков во время второй пленарки вообще фактически проигнорировал тему ЦУР 2030 и говорил только об экономике, и в отраслях, поддержку которым планируется оказывать ВЭБ, нет ориентации на экологичность и переход к УР. Поэтому стороннему слушателю осталось непонятным, вообще ВЭБ хоть как-то реагирует на цели УР или нет. Хотя, насколько мне известно, то он, конечно, реагирует. Это выглядело очень странно – когда управленец такого уровня и такой структуры практически на прямой вопрос со стороны модератора говорит только о чём-то своём.

Та же самая история сложилась с другим спикером – вице-губернатором Санкт-Петербурга Сергеем Мовчаном. Его модератор второго пленарного заседания Алексей Кудрин попросил прокомментировать важность вопроса строительства и модернизации городов в вопросе реализации целей УР 2030. Он также откровенно проигнорировал его просьбу и почему-то заговорил о промышленном секторе. Здесь имеет смысл подчеркнуть, что со стороны это выглядит очень некрасиво и непрофессионально, когда спикер откровенно игнорирует ведение дискуссии и начинает нести откровенную отсебятину, которая ещё и не имеет прямого отношения к обсуждаемому вопросу.

А вот сам Алексей Кудрин явно очень хорошо владеет всей тематикой и изо всех сил старался вернуть нерадивых экспертов в нужное русло. Он очень правильно подметил в своем вступительном слове, что Цели устойчивого развития – мощный консолидирующий фактор, который позволяет национальным государствам объединиться и начать действовать на достижение единой общей цели (просто разными путями). И привёл всем известные данные: 2 млрд людей на земле – нищие, 2,6 млрд не имеют доступа к нормальной санитарии, 40% с/х угодий деградирует, около 2 млрд людей будут страдать из-за повышения уровня океана на прибрежных территориях. И задал риторический вопрос – насколько в России мы информированы о повестке и целях ООН, насколько это сейчас отражается в стратегиях городов и регионов?

И хотя прямого ответа на него не последовало, но ряд экспертов действительно внесли свой вклад в осмысление этого вопроса. Так, представитель Минпромторга Виктор Евтухов рассказал, как интегрируются цели ООН в российскую промышленную политику. Главной проблемой этой интеграции, по его словам, была следующая проблема – у их ведомства не было и пока нет стратегической документации высшего уровня, в которой бы были чётко прописаны ориентация на цели УР. А потому их министерство ориентировалось на общую идею повышения инновационности российской промышленности, что тоже, как известно, позитивно влияет на реализацию целей УР.

 

Как правильно заметил какой-то докладчик, за рубежом одним из обязательных критериев определения инновационности продукции является оценка уровня влияния этого товара, услуги или технологии на природную среду. У нас такого подхода пока нет, и это видится одним из самых первоочередных шагов в этом направлении.

Заместитель министра транспорта РФ Николай Асаул выступил очень достойно и по делу, заявив, что цели ООН являются основополагающими для всех отраслей, и что они со своей стороны понимают значимость транспортной отрасли в процессе перехода к УР, в частности – в вопросе влияния этой отрасли на здоровье людей. Он также рассказал о работе, которую ведёт его министерство по модернизации инфраструктуры российского транспорта через специализированные госпрограммы и через совместные с Глобальным экологическим фондом проекты, которые нацелены на значительное снижение выбросов СО2 от транспорта. Поведал он и об ориентации их министерства на развитие систем современного инновационного общественного транспорта и экологической чистой системы личного транспорта (велосипедного движения). В общем, уровень понимания проблемы и готовящихся действий меня лично порадовал.

Председатель правления Евразийского банка развития Дмитрий Панкин затронул важную тему зелёного финансирования, и сказал о том, что международные банки очень любят инвестировать в зелёные проекты, в первую очередь – в проекты по зелёной энергетике как наиболее устойчивые в долговременной перспективе. Очень правомерно затронул вопрос о том, какие виды альтернативной энергетики имеет смысл развивать в России, когда в России много газа, который в 2 раза дешевле любого практически любого вида альтернативной энергии. И это правильный вопрос – т.к. концепция устойчивого развития предполагает эффективное управление и использование ресурсов. Если в России есть дешевый и экологически чистый газ, то почему бы не использовать именно его.

В конце второй пленарки Алексей Кудрин, так и не добившись от Мовчана мнения по городам, сам подвёл, видимо, заготовленный им итог дискуссии, т.к. никто из экспертов не создал системного видения обсуждавшегося вопроса. Как мне кажется, что вывод из этой дискуссии должен был бы быть совсем другим, но А.Кудрин хотя бы привел в своем спиче интересные и полезные данные.

Он в качестве вывода сказал, что одной из самых главных проблем сегодняшней России (фактор 1) — технологическое отставание, которое не позволяет обеспечить нормальный рост экономики и реализовать одну из главных целей ЦУР, которую участники форума назвали в качестве основной для нашей страны – рост экономики и создание достойных рабочих мест. И усилия должны быть сконцентрированы на обновлении технологического фонда страны и росте качества человеческого капитала, и в первую очередь на инвестициях в образование и управление. Особое внимание нужно уделять обновлению кадрового состава госаппарата, т.к. сегодняшние специалисты, которые там работают, не способны справиться с изменившейся ситуацией.

Второй фактор – образование становится сетевым, и традиционным источникам образования – университетам надо становиться источником компетенций, касающихся использования системы сетевого образования.

Третий фактор – здравоохранение. Ежегодно в России умирает 430 000 человек в трудоспособном возрасте, а это очень много при снижающемся объеме трудовых ресурсов и старении населения.

Четвёртый фактор – необходима модернизация инфраструктуры на минимальном уровне всех бюджетов – 600 млрд. руб. в год.

И пятый фактор – развитие городов и связывание их агломерационными и транспортными сетями, так как агломерация дает значительное повышение производительности труда.

Все меры, озвученные А.Кудриным, кажутся верными, только в окончательных выводах всё-таки отсутствует конечная привязка реализации всех целей к решению главной проблемы снижения антропогенного воздействия на биосферу.

Разработке и реализации стратегий устойчивого развития в рамках форума была посвящена отдельная линия сессий. Я посетила несколько из них, и действительно услышала много интересных кейсов, правда проблема опять же в несистемности, т.к. никто опять же не давал комплексного взгляда на то – зачем нужна стратегия устойчивого развития города или региона, и не описывал более или полную методологию ее разработки и реализации. А вот отдельных кейсов-проектов, каждый из которых вполне может рассматриваться как часть плана по реализации такой стратегии было достаточно много. И о некоторых самых ярких, что запомнилось, имеет смысл сказать особо.

Одним из самых интересных выступлений стала презентация заместителя председателя Комитета по природопользованию Правительства Санкт-Петербурга Ивана Серебрицкого, который представил гостям форума первую в России региональную стратегию по противодействию изменению климата. Правительство действительно провело большую исследовательскую работу, направленную на создание прогноза влияния изменения климата на территорию Санкт-Петербурга и разработку дорожной карты по внедрению мер, защищающих город от удара природной стихии.

По поводу этой стратегии мы подготовим отдельную подробную статью, чтобы показать логику и методологию разработки подобных документов, так как в ближайшие годы запрос на подобную работу со стороны российских городов и регионов будет только увеличиваться (кстати, мы со своей стороны, как эксперты НАУР готовы предложить свой опыт по разработке подобных стратегий для городов и регионов).

При этом одной из основных проблем, заявил г-н Серебрецкий, которые мешают руководителям территорий правильно оценить и выстроить соответствующую политику по отношению к изменению климата и последствий этого изменения для территорий, является то, что у нас в России пока довольно редко разрабатываются долгосрочные стратегии развития (в основном представлены среднесрочные), а влияние климатических факторов в настоящий момент относится к числу долгосрочных. Это действительно проблема, не поспоришь.

Многие участники форума резонно утверждали, что единого алгоритма по реализации всех целей устойчивого развития не существует, и для каждой страны это будет своя индивидуальная схема с индивидуальным набором мер. Многие обращали внимание на то, что развитию зелёной экономики мешают государственные субсидии, направляемые на поддержку сектора ископаемых энергоресурсов, и которые могли бы быть успешно переориентированы на развитие чистой энергетики. Т.е. из-за этих субсидий цена на ископаемые энергоносители является заниженной и не адекватно отражает общественные издержки их использования.

При этом многие эксперты указывали на города как на огромный потенциал в области снижения антропогенной нагрузки на планетарную экосистему, и приводили десятки кейсов, которые реально помогают это сделать – в области строительства зданий и сооружений, в области изменения транспортных моделей города, и т.д. Так, главный архитектор г. Орхус заявил, что одной из главных стратегических целей развития их города является полный отказ от ископаемого топлива к 2030 году и эта работа уже активно идёт. Кроме того, он совершенно правильно обращал особое внимание на одну из самых главных задач экологизации городов – возвращение природы в город, увеличение биоразнообразия и степени озеленения.

В следующей сессии из данной линии Владислав Жуков сообщил то, что в общем-то уже новостью не является – что в России в апреле 2017 года была утверждена стратегия экологической безопасности до 2025 года, но ряд представленных в ней целевых показателей и их реальное достижение лично у него вызывает вопросы. Особенно вопросы по снижению в 1,6 раза отходов, поступающих на свалки, а вот повышение информированности общества он считает вполне достижимым показателем, и вообще сказал, что система гражданского общества сама должна работать на это. В целом, конечно, верная мысль, но чтобы общество включилось в решение этой проблемы, нужно чтобы оно как минимум было проинформировано и приняло важность этой проблематики в свою систему ценностей. До этого ожидать помощь общества не приходится.

В общем, если подытожить все происходившее на форуме, то это можно описать, несколько переформулировав известную поговорку «Слышим звон, да пока не знаем, откуда он». То, что «звон» о необходимости внедрения концепции устойчивого развития через реализацию целей ЦУР 2030 формально уже встал на повестку дня и активно обсуждается (что, конечно, очень позитивный факт), но глубинного осмысления важности этого процесса, и формирования соответствующей четкой личной мотивации вносить вклад в реализацию целей у аудитории не произошло. Полагаю, что это будет происходить в ближайшие несколько лет.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]