facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Нормативы

17 февраля 2014 | Роман Беликов
Вопрос доверия

DSC09953_00

     Гипс входит в состав штукатурки. И не только. Однако гипс гипсу рознь. Самый «зелёный» — сульфогипс: в нём нет вредных примесей, и он — побочный продукт работы очистных установок ТЭС. А есть фосфогипс: отходы производства минеральных удобрений, содержащие примеси стронция. И хотя слой штукатурки в помещении довольно тонок и уровень облучения ничтожен, вряд ли кто-то предпочтёт в доме второе первому.

     Однако некоторые фирмы выпускают строительные материалы именно с фосфогипсом — так дешевле. И вот вопрос: откуда проектировщику или застройщику взять достоверную информацию о составе и происхождении строительных материалов? Что подтвердит оценщикам BREEAM, LEED или DGNB экологический уровень сантехнического оборудования или облицовочных материалов, чтобы получить драгоценные баллы за зелёные комплектующие и сырьё? «Экологическая маркировка», — отвечает Анна Матягина, доцент Московского государственного технического университета гражданской авиации и экс-глава представительства НП «Экологический союз» в Москве.

     Собственно, в идее маркировки как носителе информации о продукте нет ничего нового. Мы ежедневно изучаем десятки наклеек, знаков и эмблем на товаре, стараясь извлечь из них максимум значимой потребительской информации. Но если в России экологическая маркировка пока ещё сравнительно редка, то за рубежом картина обратная. Знаков экологической маркировки продукции — целое изобилие, но, тем не менее, организации и даже фирмы придумывают себе новые и новые.

     Например, японская компания «Шимадзу» — один из крупнейших производителей аналитического, испытательного и диагностического оборудования — взяла и изобрела в 2012 году собственный экознак для своей продукции. И получается, что дело уже не в отсутствии информации как таковой. Дело, как пел Билли Джоэл, в доверии.
Что же, в таком случае, должна представлять собой экологическая маркировка, как должна быть организована, чтобы ей можно было доверять?

— Прежде всего, следует различать экологическую маркировку I и III типов, — говорит Анна Матягина. — В основе обеих — оценка по жизненному циклу (Life Cycle Assessment, LCA). Но программа маркировки I типа, или собственно экологическая маркировка как таковая, предполагает, что процедуру оценки проводит «от» и «до» самостоятельный орган по сертификации, и он же принимает решение о соответствии продукции экологическим критериям. То есть экологическая маркировка I типа — это программа сертификации по большому числу критериев, по итогам которой выдаётся лицензия на использование экологического знака, свидетельствующего об общей экологической предпочтительности продукции в рамках определённой группы однородной продукции. Другими словами, экомаркировка I типа — это знак на упаковке, однозначно говорящий потребителю, что перед ним – лучший по экологическим характеристикам в своей категории продукт.

     Экомаркировка III типа исходит из того, что компания сама составляет отчёт о влиянии своей продукции на окружающую среду, называемый «экологической декларацией продукции» (EPD). EPD – это всесторонний отчёт о составе и экологических характеристиках продукта, подготовленный на основе оценки LCA и получивший подтверждение третьей стороны о достоверности представленных в нём данных. Чаще всего отчёт содержит следующую информацию: количество CO2, выбрасываемого в атмосферу при производстве данного продукта, характеристики продукта, влияющие на глобальное потепление, на разрушение озонового слоя, подкисление почв и природных вод, заболачивание водоёмов и ухудшение абиотической среды. В отчёте могут содержаться и другие данные, касающиеся влияния товара на природу и на здоровье человека.

     EPD – исчерпывающий, основанный на достоверных и проверенных фактах документ, соответствующий международному стандарту ISO 14025–2006 «Экологические этикетки и декларации. Экологическая маркировка типа III. Принципы и процедуры».

     Но EPD и LCA — не одно и то же. LCA – важнейшая часть EPD, предварительный этап экологической декларации. LCA оценивает воздействие продукта на окружающую среду на основе изучения его полного жизненного цикла. На основе содержащихся в LCA-отчёте показателей производители оценивают экологический ущерб и, соответственно, вносят коррективы в процесс производства, более тщательно выбирают исходные материалы и при необходимости перестраивают всю производственную цепочку.

     Подготовить LCA-отчёт можно либо самостоятельно, либо воспользовавшись услугами третьих лиц. На основе LCA-отчёта, а также разработанных «Правил категорий продукции» (PCR) и составляется EPD. В итоге компания получает отчёт об экологических характеристиках своего продукта (например, теплоизоляционного материала) на протяжении всего его жизненного цикла. Создаётся исчерпывающе ясное представление о количестве энергии, воды, материалов, потребляемых во время производства продукта и во время его использования.

     Такой отчёт полезен для предоставления бизнес-партнёрам, заказчикам, архитекторам. Простому потребителю он мало что скажет. Важно, что EPD не даёт положительной или отрицательной оценки: в нём лишь констатируются конкретные количественные параметры, на основании изучения которых каждый делает собственные выводы. Экомаркировка I типа, напротив, однозначно трактует продукт как экологически безопасный, сообщая об этом простым способом: через знак на упаковке.

    — Конечно, — соглашается г-жа Матягина, — эффективность такой программы, доверие к ней определяется в первую очередь доверием к реализующей её организации, открытостью информации о критериях оценки и их ясностью. Органом по сертификации чаще всего является некоммерческая и негосударственная организация. В России система сертификации должна быть обязательно зарегистрирована в Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии. Разумеется, доверие к сертифицирующей организации и, соответственно, к её вердикту не появляется за один день. Вспомним, к примеру, программу сертификации Лесного попечительского совета (FSC). За ней стоит широкое общественное признание мирового авторитета организации и полезности её деятельности. Такие же принципы приложимы и к другим организациям, выдающим экологические сертификаты.

     Большинство программ экомаркировки I типа входят во Всемирную организацию экомаркировки (Global Ecolabelling Network, GEN), созданную в 1994 году. Основная её цель — продвижение экологической маркировки во всём мире. Она объединяет 26 программ из 50 стран мира. В России потребителям уже знакомы немецкий «Голубой ангел» (Blaue Engel), «Европейский цветок» Европейского Союза, «Северный лебедь» (Nordic Swan) скандинавских стран, канадское «ЭкоЛого» и ряд других. Вообще же, практически в каждой стране действует собственная программа экомаркировки I типа. Большая часть из них участвует в Международной программе взаимопризнания экомаркировок I типа (GENICES). Для них при выводе строительных материалов на рынки других стран предусмотрена облегчённая процедура подтверждения соответствия, разрешающая использовать знак программы, действующей именно в этой стране: своеобразный взаимозачёт (при условии совпадения критериев присвоения экомаркировки).

     Важно, что большинство всех действующих программ экомаркировки доступны глобально. Любая компания, независимо от национальной принадлежности, может её получить. Авторитет некоторых систем добровольной сертификации настолько высок, что качество товаров, промаркированных этими знаками, не вызывает сомнений, и при продаже продукции со знаками таких систем на российском рынке это уже считается гарантией качества.
Если говорить об экосертификации III типа, то самые авторитетные в настоящее время организации, занимающиеся подтверждением соответствия EPD, — это немецкий Institut Bauen und Umwelt, International EPD System (Швеция) и UL Environment (США).

     В России существует одна развитая и международно признанная система добровольной экологической сертификации I типа — это «Листок жизни», разработанный в 2001 году некоммерческим партнёрством «Санкт-Петербургский экологический союз» (с 2013-го — НП «Экологический союз»). В рамках данной системы может быть сертифицирована такая строительная продукция, как теплоизоляционные материалы, гипсокартонные и гипсоволокнистые листы, сухие строительные смеси, изделия из листового стекла, напольные покрытия и так далее. Лицензиатами «Листка жизни» уже стали такие крупные международные компании, как Tarkett и Saint-Gobain.

     НП «Экологический союз» также оказывает помощь компаниям в разработке и подтверждении экологических деклараций продукции. В 2013-м НП стало партнёром нескольких компетентных международных организаций, аккредитованных для проведения оценки жизненного цикла (LCA) и выдачи декларации EPD. Это значит, что при помощи «Экологического союза» российская компания может получить EPD, не обращаясь напрямую в иностранные органы по сертификации. Сбор данных для оценки жизненного цикла проводится экспертами организации, а окончательный расчёт и сертификат оформляются зарубежным партнёром.

     К сожалению, основной массой российских производителей стройматериалов и оборудования экологическая маркировка как маркетинговое преимущество пока не оценена, затраты на неё представляются им нецелесообразными. Оттого экомаркировка на отечественной продукции появляется только в результате активности зарубежных владельцев. К примеру, компания VitrA, входящая в состав турецкого холдинга Eczacibaşi и имеющая завод в подмосковном Серпухове, располагает целым букетом экомаркировок продукции: Greenguard и Greenguard Gold от американской UL Environment (2013), «Европейский цветок» на керамическую плитку (2011), экологическая декларация (EPD) на керамогранит, выданная Институтом строительных методов и экологических технологий (IBU). Но список таких примеров остаётся до боли коротким.

     Специфической сложностью в российских условиях является условие оценки именно по жизненному циклу. Да, существует международный стандарт ISO 14040–14043, которым унифицирована методология LCA и создана возможность сравнения результатов разных анализов. Соответственно, имеется и отечественный ГОСТ Р ИСО 14040–43. Но достаточно даже бегло взглянуть на содержание двух важнейших этапов LCA – инвентаризационного анализа жизненного цикла и оценки воздействия на протяжении жизненного цикла, — чтобы ощутить, почему в России методология LCA пока не получила заметного развития и практического применения. Именно поэтому в России можно встретить успешные примеры функционирования программы экомаркировки I типа, основанной на методологии LCA, но экологические декларации III типа не получили широкого развития, так как требуют более глубокой, не только качественной, но и количественной оценки жизненного цикла.

[an error occurred while processing the directive]
[an error occurred while processing the directive]