facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Город

1 июня 2015 | Валерий НЕФЁДОВ
БЕРЕГОВАЯ АРХИТЕКТУРА И ДИЗАЙН СРЕДЫ У ВОДЫ

000 samara 800

Самарская набережная

НАБЛЮДАЯ, КАК ЗАСТРАИВАЮТСЯ наши города у воды, нередко можно заметить, что проектировщики не очень задумываются над тем, что прибрежная архитектура и среда могут быть какими-то другими – не такими, как на обычной улице. А большие размеры водного зеркала, как правило, побуждают их строить здания повыше.

001 морской фасад 800

Морской фасад (Санкт-Петербург)

Опыт береговой застройки Санкт-Петербурга в этом плане весьма показателен. Вдоль Финского залива десятилетиями создавался легендарный Морской фасад протяженностью 25 километров из секционных зданий в 14-16 этажей, который словно высоким бетонным забором в итоге отгородил от воды остальную территорию застройкой. В подобных примерах сложно найти проявления или хотя бы намерения использовать ресурс зелёных технологий в изменении качеств городской среды и архитектуры.

Главная мысль «архитекторов» подобных построек упрямо концентрировалась на стремлении создать для обладателей квартир верхних этажей потрясающие виды на водные просторы до горизонта, редко беспокоясь о том, как высотки с этими панорамными квартирами будут выглядеть снаружи для тех, кто в них не живёт. Не случайно в ближайшем окружении многих наших прибрежных строений нет особого различия в обустройстве среды независимо от того, есть вода рядом или нет.

002 нагатино 800

Нагатинская набережная (Москва)

Отсутствие альтернативной идеологии организации жизненного пространства у воды болезненно отражается как на долинах многих наших рек, протекающих через города, так и на облике береговых территорий у больших акваторий: озёр или заливов. Строительство протяжённых зданий вдоль воды традиционно преобладает над способностью строить перпендикулярно и «прозрачно» («дискретно») у воды. В результате этого, как минимум, жители расположенных не на первой линии строений, чаще всего, лишены тех привлекательных видов из своих окон, которые достаются жителям зданий у воды.

Проблема усугубляется ещё и тем, что нередко вокруг зданий, построенных у самой воды, возникают огороженные участки, напрочь исключающие возможность другим людям, не живущим в резервации, попасть на береговую линию. Понятно, что ни о каком береговом променаде вдоль воды в таком случае и мечтать не приходится. Если к этому прибавить устойчивую традицию многих отечественных городов выносить перед жилой застройкой со стороны воды километры одноэтажных металлических гаражей, то шансы использовать берег для жителей сокращаются окончательно.

Не обрели мы пока и традиций выносить к воде самые престижные общественные здания, становящиеся своего рода визуальными кодами береговых пространств. Традиционно им отводится место где-нибудь в глубине застройки на очередной площади.

6. Лахти. Береговая 800

Лахти. Береговая среда с масштабом пространств, комфортных для человека.

Опыт Европы позволяет по-другому увидеть и береговую архитектуру, и среду у воды. При этом акцентируя именно ресурс воды в качественном преобразовании и того, и другого.

Береговая полоса человеческих приоритетов
Главное, что бросается в глаза при посещении большинства разумно обустроенных береговых территорий в странах Европы – наличие широких озеленённых бестранспортных пространств у воды, превращённых в пешеходные променады и полосы велосипедного движения. Приоритет человека стал традицией в создании современной среды у воды. Максимум возможностей для пребывания людей самого разного возраста на берегу с минимальным вторжением автомобилей – важнейшая особенность среды у любой акватории.

1. Берлин, Wasserstadt. Береговая  полоса 800

Берлин, Wasserstadt. Береговая полоса с человеческими приоритетами. Пространство для постоянного движения и развития

2. Берлин, Wasserstadt. Когда на берегу 800

Берлин, Wasserstadt. Когда на берегу нет и тени автомобилей, люди охотно выбираются туда на отдых всей семьей

Движение людей в пространстве вдоль воды вместо возведения каменно-бетонного забора из застройки вдоль берега – базовое положение концепции включения водных пространств в жизнь современного города. На примерах из берлинского района Wasserstadt (кстати, в переводе – «Город у воды») на берегу Rummelsburger See или застройки у залива в финском городе Лахти можно понять, насколько актуально для человека почувствовать прелесть бестранспортного пространства у воды и реализовать возможность движения в природном окружении.

7. Берлин, Wasserstadt. 800

Берлин, Wasserstadt. Когда зеленые технологии реализуются в интересах не только ныне живущего, но и будущего поколений, в полноценной среде вырастают здоровые дети.

При этом речь не идёт о формировании монументального ландшафта, нагруженного композициями из однолетних цветов или мощением из гранитных плит с такими же подпорными стенами. В береговой полосе для человека гораздо более актуальными стали зелёные фрагменты природы с местами для прогулок и отдыха, с тенистыми аллеями и обустроенными площадками для игр детей.

11. Берлин, Wasserstadt. Игровые  площадки 800

Берлин, Wasserstadt. Игровые площадки во дворе над полуподземными парковками. Сохранённые виды на воду для большинства квартир береговой застройки.

Заходя во дворы со стороны озера Rummelsburger See в берлинском районе Wasserstadt, замечаешь, что на крышах полуподземных парковок устроены сады из цветущих фруктовых деревьев. Подобное решение превращает приподнятые над парковками цветущие дворы в идеальные площадки для отдыха с детьми, при сохранении видов на соседнюю акваторию.

Обеспечение свободного выбора направлений движения и содержания занятий у воды достигается многими средствами, включая обустройство озеленённых лужаек, зеленых «кабинетов» и «холлов», окружённых кустарниками и деревьями, прокладкой дорожек различной ширины и конфигурации, размещением необходимого количества сидений и светильников, обеспечивающих безопасность в вечернее время. На создании подобных пространств за рубежом не принято экономить, так именно они составляют столь важную суть понятия «качество жизни» в жилой среде.

Среда, ведущая к воде
Одним из важнейших условий, гарантирующих стабильную привлекательность береговых территорий для жителей близлежащих кварталов, наряду с бестранспортной трактовкой самих набережных, является создание эффективной системы пешеходных коммуникаций, ведущих от жилой застройки в сторону акватории. Формирование приглашения к воде невозможно без создания для человека на пути к берегу ощущения постоянного сопровождения природой и предложения контакта с естественным окружением в любое время года. Чтобы, идя к воде, не приходилось пробираться между рядами плотно стоящих автомобилей.

3. Лахти. Движение и общение 800

Лахти. Размеренное движение и общение в береговой полосе — лучший индикатор адаптированности пространства в интересах человека.

В этой связи фактор открытости и обращённости к воде пространств жилых дворов (а не нагромождение тяжелой бетонной массы очередного речного или морского фасада как барьера на пути к воде) обретает особый смысл. Научиться строить так, чтобы застройка развернулась своим открытым «лицом» к воде, гарантируя людям не только разные пути движения в сторону берега, но и самые разные сюжеты отдыха по пути к берегу, означает перейти к проектированию пространственного взаимодействия зданий с береговой полосой. Взаимодействия, построенного на понимании процессов, интересных населению, а не на удобстве для строителей в выстраивании зданий в одну протяжённую шеренгу без шансов на её преодоление у воды.

Лахти. Понятие безбарьерной среды для берега любого водоёма особенно актуально, так как пользоваться этой средой должны все без ограничений.

Опыт многих стран мира, особенно скандинавских, в условиях максимально приближенного к нам климата, позволяет говорить о необходимости пересмотра в отечественной практике пространств, перпендикулярных линии берега. В их функциональной и ландшафтной трактовке пришла пора востребованных перемен с позиции создания системы зелёных коридоров, лишённых прессинга автомобилей и построенных с приоритетом человека в природе. Это требование напрямую адресовано к качеству градостроительных решений, в которых направления, идущие к воде, должны быть избавлены от проблемных пересечений с путями движения транспорта.

8. Хельсинки, Арабианранта 800

Хельсинки, Арабианранта. Выход к воде от жилой застройки обретает комфортность, когда на этом пути автомобили не преграждают дорогу жителям.

9. Хельсинки, Арабианранта. На  пути 800

Хельсинки, Арабианранта. На пути от дома к воде для жителей крайне актуально иметь места для отдыха с детьми.

Возможность подобных решений многократно подтверждена международной практикой, причем уже не первый десяток лет. Достаточно однажды оказаться в береговой полосе хельсинкского квартала Arabianranta, чтобы заметить, как вдоль параллельных берегу местных проездов на достаточном удалении от воды формируются логически выстроенные пространства.

10. Хельсинки, Арабианранта.  Доступность воды 800

Хельсинки, Арабианранта. Доступность воды из глубины жилой застройки подкрепляется обилием и разнообразием площадок для отдыха посетителей самых разных возрастных групп.

Именно в них, то транспортных, то пешеходных пространствах заключён главный смысл планировки: трассы подъезда к домам и места хранения машин около них никак не препятствуют движению и отдыху людей в соседних зелёных коридорах, ведущих к воде.

13. Хельсинки, Арабианранта. В  создании мест 800

Хельсинки, Арабианранта. В создании мест отдыха на пути к воде важную роль играют многолетние растения и выбор масштаба пространств , окружённых растительностью.

16. Копенгаген, Kalvebod Residence. Жилой  800

Копенгаген, Kalvebod Residence. Жилой комплекс с интегрированным береговым променадом.

В не менее интересном береговом контуре квартала Kalvebod Residence у пролива в Копенгагене наиболее отчетливо прослеживается модель формирования функционального зонирования, в которой дворы раскрываются непосредственно к воде, а транспортные пространства отступают вглубь территории, примыкая к соседним улицам.

Ландшафт дворов построен на приоритетах естественной природы с преобладанием неприхотливой растительности в виде горной сосны и злаковых культур. Формирование зелёной инфраструктуры по этому варианту обладает максимальной эффективностью, так как предполагает минимальные расходы энергии на эксплуатацию территории.

12. Копенгаген. Kalvebod Residence.  Двор 800

Копенгаген, Kalvebod Residence. Двор, открытый к воде – разумная альтернатива бетонному забору фасадной застройки вдоль берега.

Жилая архитектура с «ароматом» воды
Тем, кто сомневается, что у воды бывает достаточно выразительная береговая архитектура, лишённая признаков клонирования и тиражирования приёмов массовой застройки, полезно периодически наведываться в европейские города, динамично обновляющие свои береговые территории. При этом привлекательность береговой застройки для проживания определяется во многом способностью архитекторов ответить на постоянно повышающийся общественный запрос на здания, лишенные стандартной трактовки.

14. Хельсинки, Арабианранта.  Идентичность среды 800

Хельсинки, Arabianranta. Идентичность среды при движении к воде играет немалую роль, закрепляя в памяти человека устойчивые визуальные символы пространства.

15. Хельсинки, Арабианранта.  Художественное 800

Хельсинки, Arabianranta. Художественное осмысление раскрытия пространства жилого двора к воде. Арт-объекты как важный компонент идентичной береговой среды.

Образ береговой архитектуры при этом обретает новый смысл, стимулируя поиск композиционных решений, интегрирующих воду с жизненным пространством человека. В единстве с водным зеркалом возникают идеи включения зданий непосредственно в береговой контур, размещения части строений над водой и развития водных пространств непосредственно во дворах.

17. Копенгаген, Kalvebod Residence. Из  квартиры 800

Копенгаген, Kalvebod Residence. Из квартиры прямо на лодку – функциональный алгоритм застройки у воды в условиях скандинавской страны.

В жилом комплексе Kalvebod Residence в Копенгагене реализована идея каскадного построения жилых домов у воды с одновременной организацией прогулочного берегового променада в их основании. Свободная интерпретация композиции жилого дома вполне допускает рассмотрение его двора в качестве небольшой заводи для хранения малого флота жителей здания, давая им возможность не просто выходить, а выплывать из своего строения на лодке. Пример комплекса на канале Frederiksholm в Копенгагене достаточно наглядно подтвердил возможность такого решения.

18. Копенгаген. Жилой комплекс  Frederiks Holm 800

Копенгаген. Жилой комплекс Frederiksholm. Здание у воды может включать вариант прибытия к нему на лодках и хранения части лодок прямо в бассейне как во дворе.

19.Копенгаген,  жилой комплекс  Frederiks Holm. Жить 800

Копенгаген. Жилой комплекс на канале Frederiksholm. Жить на воде в прямом смысле становится возможным благодаря современной трактовке внутреннего пространства жилого здания.

Опыт возведения жилых зданий у воды в скандинавских странах свидетельствует о необходимости поиска и возможности получения такой трактовки береговых строений, которые могли бы создавать «прозрачный» или «дискретный» контур вдоль береговой линии. Подобный подход к выбору конфигурации строений оказывается наиболее эффективным для обеспечения визуальных связей с водным пространством и для жителей второй линии застройки вдоль берега. Дискретное качество первой линии строений у воды наиболее часто достигается использованием односекционных зданий (по типу «городской виллы»). При этом, конечно, наиболее ответственная часть в такой архитектуре – решение первого и последнего этажей.

20. Стокгольм, район Hammarby Sjostad.  Береговая 800

Стокгольм, район Hammarby Sjostad. Береговая архитектура с реальным ощущением воды как главного фактора среды, определяющего её привлекательность.

21. Стокгольм, Hammarby Sjostad.  Цветовое 800

Стокгольм, район Hammarby Sjostad. Цветовое решение фасадов жилых зданий у воды создает устойчивые визуальные коды береговой застройки, выводя архитектуру на высокий эстетический уровень.

Первый этаж позволяет рассматривать квартиры как непосредственное продолжение береговой природы, а последний – с широкими балконами и террасами – даёт возможность наслаждаться береговыми панорамами. В жилом районе Hammarby Sjostad в Стокгольме эти идеи были успешно апробированы, придав строениям дополнительный функциональный смысл и композиционную оригинальность. В том же районе в более поздних строениях у воды можно заметить, насколько широким может быть диапазон творческого поиска новых решений береговой архитектуры, если в этот процесс вкладывать интеллект, включая использование новых технологий. Цветовое разнообразие жилых строений у воды реально становится в этом случае важным средством визуального кодирования береговых пространств, включая архитектурные постройки с акцентированной гаммой.

22. Хельсинки, Katajanokka. Жилой дом 800

Хельсинки, Katajanokka. Жилой дом с парящей крышей. Решение, позволяющее сохранить устойчивую визуальную ось раскрытия глубины пространства вдоль улицы, ведущей к храму.

23. Хельсинки, Katajanokka.  Сохраненная 800

Хельсинки, Katajanokka. Сохранённая ось на историческую доминанту города – приём береговой застройки в диалоге с прошлым.

Палитра береговой архитектуры в финской столице Хельсинки с каждым годом обновляется. Здания, построенные у воды, там стабильно обретают особый композиционный смысл, закрепляя каждый из участков водного фронта оригинальными строениями. Заметно, что финские проектировщики и строители обладают особым чувством «прочтения» и «перевода на архитектурный язык» водного ресурса каждой из площадок, на которых формируются всё новые «фразы» в диалоге с водой.

5. Хельсинки. В течение 800

Хельсинки, Eiranranta. В течение всего года сохранённые природные фрагменты берегового ландшафта остаются гарантированным «магнитом» для многих горожан.

24. Хельсинки, Eiranranta. Жилые  здания 800

Хельсинки, Eiranranta. Жилые здания у воды могут обладать семантической перекличкой с темой волны в своём оригинальном силуэтном завершении.

Среди подобных построек особо интересны примеры создания жилых зданий на полуострове Katajanokka, где парящая крыша объединяет два жилых корпуса в форме каре, и квартала Eiranranta, воплотившего новый подход и к трактовке верхнего яруса береговых строений, и к организации грамотно дифференцированных коллективных и общественных пространств в своей структуре.

25. Хельсинки, Eiranranta. Качества  жилой 800

Хельсинки, Eiranranta. Качества жилой архитектуры, идущие от мастерства владения пространственным воображением в интерпретации функции здания плюс знание возможностей современных технологий.

Второй пример особенно показателен выбором изысканной формы остекления последних этажей в виде волнистых поверхностей (здесь очень заметно влияние лучших творческих находок великого Алвара Аалто), эффектно завершающих силуэт жилых зданий у воды. Семантическая перекличка формы последних этажей с темой волны не случайно использована в трактовке здания, придавая ему резонансное усиление во взаимодействии с погодными оттенками финской столицы.

Диалог общественных зданий с водой
Для многих береговых территорий размещение общественных зданий и обустройство общественных пространств с каждым годом в мире обретает всё больший смысл, позволяя вносить в привычные очертания берегов свежие символы нового века. Ресурс создания новейшей береговой архитектуры открывает реальные возможности для пересмотра сложившихся представлений о зданиях у воды, ставя перед архитекторами задачи нового уровня.

Международный опыт говорит, что многим странам удалось создать достойные объекты прибрежной архитектуры, используя новые технологии и отказавшись от пассивного заполнения береговых панорам традиционными объектами без признаков оригинального объёмно-пространственного решения.

26. Лахти. Береговое кафе 800

Лахти. Береговое кафе с нависанием части объёма над водой обладает большой привлекательностью для посетителей в силу своей оригинальной объёмно-пространственной трактовки.

27. Лахти. Новое качество 800

Лахти. Новое качество береговой архитектуры оценивается посетителями по отсутствию визуальных границ пространства между зданием и водой.

Надо заметить, что переосмысление возможностей новой пространственной интерпретации береговой архитектуры не сильно зависит от размеров строения. На примере берегового кафе в финском городе Лахти можно видеть, что концепция архитектурного объекта, активно вынесенного над водной поверхностью, достаточно убедительно работает как новый «магнит» для посетителей береговых пространств даже при незначительных размерах.

Возведение новых общественных зданий на берегах городских акваторий вместе с формированием обновленной береговой среды обретает всё более широкий смысл не только в создании современного имиджа городов, но и в многократном увеличении роли качественно новых объектов в культурной жизни. Не случайно в качестве наиболее интересных зданий на берегах рек и заливов выступают такие ресурсные с точки зрения привлечения больших масс людей здания, как театры, музеи и библиотеки. Именно с такими объектами в последние десятилетия связываются главные события в расширении представлений о береговой архитектуре.

28. Копенгаген. Новая Опера 800

Копенгаген, Новая Опера. Здание, парящее над водой, обладает мощным композиционным влиянием на пространство, включая прилегающую акваторию.

29. Копенгаген, До  поздней ночи 800

Копенгаген, Новая Опера. До поздней ночи береговая архитектура участвует в формировании ночного облика города благодаря наличию прозрачного ограждения вокруг многоярусного фойе.

Пространство у нового Оперного театра в Копенгагене обрело реально новое качество благодаря открытой к воде трактовке объёма здания с большой остекленной поверхностью многоярусного фойе и мощным выносом консольного навеса над главным входом. Входное пространство распахнулось к прилегающей акватории, включив её в активное взаимодействие с архитектурой.

Конструкция лёгкого парящего навеса перед прозрачным зданием театра, совпав с осью Королевского дворца на другой стороне пролива, стала новым архитектурным символом города, многократно усиливаясь благодаря отражению в водном зеркале.

30. Копенгаген, Королевская  Библиотека 800

Копенгаген, Королевская библиотека Black Diamond. Новому зданию у воды принадлежит заметная роль в интеграции современных функций в береговую панораму в центральной части города.

31. Копенгаген, Пространство 800

Копенгаген, Королевская библиотека. Пространство с прозрачными стенами обладает важным свойством взаимодействия с оживленным движением по воде.

Не менее концептуально выглядит в столице Дании и новая Королевская библиотека Black Diamond, поставленная вплотную к воде и формирующая новое общественное пространство в исторической части города. Умение включать самые современные строения в исторические береговые панорамы предполагает высокое качество архитектурных решений. В Королевской библиотеке одним из самых сильных качеств проекта стало формирование интерьера здания, максимально раскрытого к воде и включившего водную поверхность в сценарий внутреннего пространства здания.

32. Хельсинки, Ruoholahti 800

Хельсинки, Ruoholahti. Hi-Tech Centre. В трактовке современной архитектуры у воды нет сдерживающих факторов, если свободная интерпретация форм здания опирается на высокие технологии.

33. Хельсинки, Береговой 800

Хельсинки, Ruoholahti. Береговой променад в структуре нового офисного центра Hi-Tech принадлежит одновременно и зданию, и окружающему его пространству.

Развитие строительных технологий постоянно прибавляет конструктивных возможностей для преодоления многолетних традиций формирования объектов с ограниченной пространственной свободой. Здания, подобные новому Hi-Tech Centre в районе Ruoholahti в Хельсинки, позволяют перевернуть новую страницу в представлениях о береговой архитектуре XXI века. За такими объектами будущее. Архитектура может и должна развиваться в структуре береговых территорий по гораздо более свободному пространственному алгоритму.