facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Архитектор

5 марта 2012 | Светлана Дувинг
ЭНРИК РУИЗ ГЕЛИ: «Energy is everywhere!»

     perv_geli

      Победителем Всемирного архитектурного фестиваля WAF-2011, прошедшего в начале ноября в Барселоне, стал руководитель архитектурного бюро Cloud 9 Энрик Руиз Гели. Его «зеленый» офисный комплекс Media-ICT был выбран из 16 финалистов, которые в свою очередь прошли жесткий отбор среди 600 проектов из 49 стран мира. Впервые главную награду WAF получил проект, реализованный в «принимающей» стране.     Выступая на церемонии награждения, директор Всемирного архитектурного фестиваляПол Финч с удовлетворением отметил, что Media-ICT привлек внимание и голоса людей с самыми разными взглядами на архитектуру. Проект победил, — прибавил он, — благодаря авторским амбициям, а также высочайшему уровню профессиональных и технических решений. Также, здание-победитель, — резюмировал г-н Финч, — дает новый толчок диалогу, направленному на решение наиболее острых проблем современности – снижение энергопотребления и обеспечение устойчивого градостроительного развития.Комплекс наглядно демонстрирует, что переход к устойчивому развитию делегирует архитектору чувство ответственности за свои решения, и данный объект продемонстрировал готовность автора проекта справиться с актуальными вызовами.

С Э.Руизом Гели беседовала главный редактор «Зеленого города» Светлана Дувинг.

С. Дувинг: Вы являетесь одним из главных экспертов в Испании в области «зеленого» проектирования. Поэтому логичным будет попросить вас рассказать, как и когда у вас начало развиваться это направление? В ходе нашего эко-тура мы выезжали за пределы Барселоны, но, к сожалению, не увидели ни солнечных панелей на крышах домов, ни ветрогенераторов, ни особых признаков экологического статуса  зданий.

Руиз Гели: «Зеленая» революция у нас началась с инфраструктуры и энергетики около десяти лет назад. Как отметил Барак Обама в одном из своих недавних выступлений, сегодня Испания и Германия являются странами-лидерами в области производства возобновляемой энергии. Поэтому я с вами не согласен — в Испании много ветряных мельниц. Целые поля ветряков можно увидеть в Арагоне, Наварре, стране басков и многих других местах. В Испании работает вторая в мире компания по производству ветряков — Gamesa.

Объясняется столь пристальное внимание наших властей к развитию альтернативной энергетики очень просто — у нас практически нет своих углеводородов. Газ мы покупаем у Африки и России, атомную энергию — у Франции, а мировые цены на энергоресурсы постоянно растут. Чтобы изменить эту ситуацию, правительство поставило цель — стать на 100% энергонезависимой страной. Уже сегодня гелиопанели вместе с ветряками покрывают чуть менее 50% национального электропотребления.

С.Д. Позвольте усомниться в объективности этих данных. Согласно существующей  статистике, даже в наиболее передовых странах доля альтернативной энергетики в энергетическом балансе не превышает 15-20%.

Р.Г. Эти цифры – не мои фантазии, я лично знаком с президентом национальной энергетической компании. А вот что касается развитости экологического строительства, то тут вы правы – в Испании действительно пока немного «зеленых» зданий. Повторюсь, это следствие того, что «зеленая» революция у нас началась с инфраструктуры. Поэтому сейчас в Испании очень развита транспортная система, что для формирования современной комфортной городской среды также немаловажно. У нас много современных высокоскоростных поездов, в Барселоне пущен новый экологичный трамвай, очень развит велосипедный транспорт.

С.Д. Каким образом испанское правительство стимулирует внедрение «зеленых» технологий?

Р.Г. У нас много внимания уделяется соблюдению обязательств по Киотскому протоколу, в соответствии с которым Испания обязана к 2020 году снизить уровень эмиссии СО2 на 20%. Причем на «зеленых» архитекторов у нас смотрят как на первопроходцев в этом вопросе. Что же касается законодательства, то оно в нашей стране полностью соответствует общепринятым европейским нормам. Все новостройки, а также старые здания (после реконструкции) должны иметь на 15% меньше выбросов СО2, по сравнению с обычными. Однако 15% совсем недостаточно, так как, согласно Киото, мы должны достигнуть 20%-го снижения выбросов, а существующие сегодня технологии позволяют снизить эмиссию даже на 60%. Так почему же не начать использовать эти технологии на полную катушку?

С. Д. Как вы сами пришли к идее «зеленой» архитектуры?

Р.Г. На большинство испанских архитекторов, особенно тех, кто живет и работает в Барселоне, сильно повлияло наследие нашего великого соотечественника Антонио Гауди. Поэтому наше внимание к природному окружению неудивительно, учитывая то, что Гауди не только постоянно искал и черпал свои образы из природы, но и гениально воплощал в жизнь ее текучие естественные формы. Мы все в той или иной степени продолжаем и развиваем его видение. Наш профессиональный взгляд тоже обращен к направлении природы, однако уровень переосмысления здесь уже иной. Мы берем из природы не геометрию форм, а пытаемся воспроизвести в сооружении ее глубинные основания. Анализируя сложнейшие взаимосвязи природных процессов, считаем, что необходимо создавать здания, которые бы не нарушали природную гармонию, встраивались в окружение и уж, как минимум, не вредили бы ему. Мы влюблены в природу, но не как сторонние наблюдатели, а как ученые, а также как творцы, на которых лежит груз ответственности перед будущими поколениями за воплощаемые идеи.

DSC02435_14

С.Д. Но чтобы ваши проекты имели шанс стать реальностью уже сегодня, вам приходится спускаться с высоты вашего творческого опыта, убеждая заказчика принять вашу позицию исходя из чисто экономических оснований. Получается? Дело в том, что в России одной из главных проблем строительства «зеленых» зданий является низкая информированность заказчиков о тех преимуществах, которые они получают при реализации «зеленых» решений. И бывает очень сложно их в чем-то убедить.

Р.Г. Мы воздействуем на заказчиков исключительно с помощью доходчиво преподнесенных расчетов. Чтобы их убедить, я говорю – посмотрите, вот один вариант вашего проекта с такими-то показателями, вот второй – с такими-то, вот третий – и т.д. Я представляю данные по меняющемуся энергопотреблению на квадратный метр при использовании той или иной инновационной технологии, доказываю, что с помощью наших решений себестоимость проекта остается на прежнем уровне, зато благодаря применению нетрадиционных подходов, которые являются нашим ноу-хау, комплекс приобретает ряд неоспоримых качественных, имиджевых и маркетинговых преимуществ. В общении с заказчиком мы становимся менеджерами, говорим с ним на одном языке. Мы предоставляем открытые архитектурные решения с возможностью выбора. Это искусство выстраивания взаимоотношений с клиентом, от которого тоже очень многое зависит. Но убеждать их с каждым днем становится все легче, так как сейчас для нас, архитекторов, наступило прекрасное время. На рынке с каждым днем появляется все больше продвинутых технологий. Причем многие из них уже не столь новы и вполне доступны по цене. Архитектура становится более умной за те же деньги, и любой грамотный архитектор просто обязан этим пользоваться.

С.Д. Можно несколько слов о методологических аспектах «зеленого» проектирования? Какие подходы и решения здесь наиболее важны?

Р.Г. Первый и самый важный шаг – это добиться значительного снижения энергопотребления здания за счет особых решений его ограждающих конструкций и инженерии, например, как в Media-TIC, на 40%. А остальные 60% энергопотребления здания вполне реально обеспечить за счет оптимального сочетания различных систем альтернативной энергетики. Геотермальное тепло или холод, не только солнце, но и просто свет, не только ветер, но и легкое движение воздуха – это все энергия.  В последнем случае имеется в виду микро-ветровая энергетика. Даже в Москве вы можете использовать такие источники энергии, и вам совсем не обязательно для этого иметь какой же ветровой регион, как, например, в Монголии.

С. Д. В Испании распространены системы международной сертификации зданий?

Р.Г. У нас в основном ориентируются на европейские нормативы, а также распространено применение стандарта LEED, который активно продвигается Советом по экологическому строительству Испании. Местный стандарт Casbii не является официально признанной системой сертификации, он представляет собой лишь один из инструментов оценки «зеленого» строительства.

С.Д. С какими проблемами вы столкнулись, проектируя Media-TIC, в перспективе получения международного сертификата LEED Gold?

Р.Г. Если честно, то немного напрягает продолжительность процесса сертификации, который длится около двух лет, а также объем бумажной работы, который этому сопутствует. А вот что касается самого проектирования, то здесь никаких проблем не возникало и не возникает. Использование дождевой воды в санузлах? Я и так это применяю в своих проектах. Больше велосипедов, меньше машин? И это у нас есть. Использование фотовольтаики? Мы ее используем. Конечно, у вас должны быть специальные работники на площадке, которые следят за процессом строительства в соответствии с высокими требованиями LEED. Например, за тем, чтобы материалы были именно того происхождения, которое требуется, чтобы площадка содержалась в полном порядке, чтобы часть отходов перерабатывалась прямо на месте и т.д. Это все говорит о необходимости обеспечения высокого уровня менеджмента в процессе проектирования и строительства, но для нас это не проблема. Не буду спорить: сертификат LEED — очень хороший маркетинговый инструмент, но все равно главным является то, что мое сознание и так «зеленое», поэтому получить такой сертификат не составляет труда. Гораздо сложнее заставить других мыслить иначе. «Зеленое» строительство – это в первую очередь революция сознания. Мы должны на все взглянуть новыми глазами, кардинально изменить всю индустрию и повернуть ее в сторону обеспечения гармонии с природой. Кстати, вы, русские, имеете в плане революций очень неплохой опыт. Может быть, сейчас пришло время новых, теперь уже передовых революций, и вы встанете во главе процесса? (Смеется).

DSC_0983_1

С.Д. Как вы работаете с иностранными заказчиками? У вас есть офисы за границей?

Р.Г. Нет, мне не нравится идея расширения бюро. Я не планирую открывать филиалы по всему миру. Мне кажется, что так я растеряю свою творческую идентичность и размою имидж. Наш принцип работы — это сотрудничество. При реализации проектов в других странах, мы всегда выступаем партнерами местных компаний. Наш продукт — наши уникальные знания, вы в своей стране имеете свои знания, необходимые, чтобы проект стал реальностью в ваших условиях, правительство имеет знания и т.д. Если сотрудничество успешно — мы складываем наши знания и все вместе получаем готовый продукт высокого качества. Такого же высокого, как и сумма наших знаний.

С.Д. Каковы ваши дальнейшие творческие планы?

Р.Г. Для нас главный враг – это глобальное потепление, на котором мы и фокусируемся в нашей работе. Дело в том, что глобальное потепление действительно имеет место и весьма разрушительно воздействует на нашу планету. Просто северные страны, такие, например, как Россия, возможно, еще не ощутили это на себя в полной мере. А вот в южных регионах ситуация ухудшается с каждым днем. Например, в Бахрейне уровень дезертификации, то есть опустынивания, вызванный глобальным потеплением, столь высок, что там наблюдается обезвоживание грунтовых пластов. Вода там уходит даже из-под земли. Соответственно в нашем проекте для этого региона мы работаем над внедрением технологии по аккумулированию ночной влаги и возвращению ее назад в землю. Также изменился климат в Испании. Если еще десять лет назад наиболее жаркий период с ежедневной температурой выше 35-40º С у нас длился всего пару недель, то сейчас он продолжается несколько месяцев. Это же ненормально! На Карибских островах мы работаем с ураганной активностью, также вызванной глобальным потеплением. Мы стараемся получить в разработку проекты, расположенные в наиболее проблемных с точки зрения изменения климата регионах, реализация которых в самых разных формах и с применением различных уникальных решений зримо противостоит этому разрушительному процессу.

С.Д. Я согласна: для того чтобы перейти в иную цивилизационную парадигму, нужна революция сознания, причем я бы еще добавила – не сознания отдельных продвинутых индивидов, а —  массового сознания. Только вот как это сделать? Как заставить огромные массы людей думать по-другому? Это должна быть отдельная национальная политика и, соответственно, выстроенная система образования…

Р.Г. Да, нужна новая система образования, нужно обучение, но в основе должна лежать именно культурная революция. Я часто бываю в странах с низким культурным уровнем населения, и там все очень грустно. Тем привлекательнее для меня всегда была Россия. Именно русские конструктивисты сказали первое и главное слово в мировой архитектуре ХХ века. Я зачитываюсь русскими классиками, а ваши гении в музыке, балете, изобразительном искусстве? Меня очень привлекает идея о том, что именно Россия, учитывая ее мощнейший культурный потенциал, могла бы встать во главе нового пути развития нашей цивилизации. И именно поэтому мне бы очень хотелось реализовать один из самых передовых проектов в вашей стране. Для меня большая мечта соединить нашу «зеленую» повестку дня с вашим культурным и архитектурным наследством…

Здание 2011 года по версии World Architecture Festival. Общественный центр Media-ICT

гели1

Общая площадь — 20 000 кв м.

Достигнутые показатели с применением принципов экоустойчивого строительства:

20% снижение выбросов CO2 — благодаря использованию центрального кондиционирования, а также чистой энергии;

10% снижение выбросов СО2 — благодаря использованию гелиопанелей на крыше;

55% снижение выбросов СО2 — благодаря применению динамических ETFE солнечных фильтров;

10% снижение выбросов СО2 — благодаря использованию энергоэффективных датчиков движения.

В целом достижение показателя в 95% снижению выбросов CO2 позволило зданию стать практически зданием с нулевыми выбросами.

      Заказчиком комплекса выступила компания The Consortium of Zona Franca CZFB и администрация экспериментального района города — @22Barcelona. Реализована «цифровая» модель формирования городской среды, базирующаяся на основных постиндустриальных принципах: информация / коммуникация / технологии. Отличительными чертами комплекса является его полифункциональность и социальная направленность. В здании предусмотрены площади для размещения крупных компаний, небольшие офисы, предназначенные для бизнес-инкубатора для фирм, находящихся на этапе стартапа, а также аудитории и экспозиционное пространство для проведения различных муниципальных мероприятий – семинаров, выставок, конференций.

шели2

      Здание является одним из самых инновационных офисных комплексов в мире. Благодаря уникальной конструктивной системе, авторам удалось значительно снизить вес здания (на 60%), соответственно, сэкономив на стоимости фундаментов порядка 1,5 млн. евро. В комплексе нет массивных перекрытий, устойчивость постройки обеспечивается оригинальным наружным каркасом, который как бы подвешивает здание, одновременно облегчая его. Проблема снижения электропотребления на освещение была решена, в том числе, посредством исключения необходимости в ночной подсветке. Внешний каркас комплекса покрыт натуральной минеральной краской-люминофором (специально разработанной для данного проекта), которая заряжается от обычного света даже в пасмурный день, позволяя конструкции светиться в ночное время в течение 8 часов.

      Уникальная система фасадов – своеобразные лепестки-полости из пластиковой пленки, в которые накачивается воздух, позволяют снижать ветровую нагрузку, а если в них подается газ – становится при необходимости своеобразными «антисолнечными шторами». Все эти инженерные системы полностью автоматизированы и работают на основании информации, поступающей от специальных датчиков, размещенных по всему зданию. Кроме того, в комплексе применена система тепловых насосов, на крыше расположены солнечные панели, датчики движения для автоматического включения и выключения освещения. Все это позволило превратить комплекс в пассивный дом с нулевыми выбросами СО2 и с очень низкими затратами на его эксплуатацию. В настоящий момент здание проходит сертификацию по международной системе сертификации зеленых зданий LEED на уровень Gold.

       «Создавая этот проект, мы ставили целью продемонстрировать кардинально новый подход к проектированию и строительству XXI века, — говорит автор, архитектор Э.Руиз Гели. Если в 2000-х гг. иконой архитектуры и выразительницей главенствовавшей поп-культуры с ее ориентацией на потребление и развлечение была переливающаяся всеми цветами радуги башня Акбар, которая требовала огромного количества энергии, то сегодня сдвиг нашей цивилизации к мировоззрению устойчивого развития требует от профессионалов совсем других принципов и технологических решений».