facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Зеленая экономика

7 декабря 2012 | Светлана Дувинг
Революция цвета

201303272_9878

     Деградация современного общества проявляется в утрате главного инстинкта – самосохранения. Ведь даже наличие неоспоримых научных данных, свидетельствующих о нависшей над миром опасности уничтожения, не приводит к эффективным совместным действиям. Oчередной всемирный саммит по устойчивому развитию «Рио +20», к сожалению, продемонстрировал, что, хотя понимание необходимости изменения стратегий развития человечества существует уже давно, объединение усилий для практических действий у разных стран – до сих пор под вопросом.

    Ещё в 1972 году американский ученый Деннис Медоуз и группа его коллег в знаменитом докладе Римскому клубу «Пределы роста» нарисовали пугающую картину будущего земной цивилизации. Выводы, к которым пришли исследователи, проанализировав первую компьютерную модель системной динамики мира, оказались неутешительными. Учёные предупреждали, что при сохранении нынешних тенденций к росту населения и потребления в условиях конечной по своим масштабам планеты уже следующие поколения человечества достигнут пределов демографической и экономической экспансии. И для того чтобы избежать грядущей глобальной катастрофы, на смену традиционной парадигме экономического роста должна прийти парадигма устойчивого развития.

     Разумеется, в начале 70-х широкого общественного резонанса доклад не вызвал. Капиталистические страны уже раскрутили ресурсный маховик, заряжая своим потребительским оптимизмом и страны третьего мира.
Но спустя три десятилетия прогнозы Медоуза и его компании признали очевидными. Сегодня население растет чудовищными темпами по законам экспоненциального роста: 1,6 млрд человек в 1900 году к началу XXI века увеличились до 6 млрд. Нехватка ресурсов и энергии тоже уже достаточно ощутима и приводит к жестоким локальным конфликтам. Уже никто не отрицает глобальных проблем изменения климата, деградации сельскохозяйственных земель и дефицита пресной воды.

      Официально мировое сообщество согласилось обратить внимание на все эти проблемы лишь в начале 90-х. Сам термин «устойчивое развитие» впервые получил официальное признание на Саммите Земли, который состоялся в 1992 году в Рио-де-Жанейро. Участники саммита признали необходимость развития альтернативной экономической модели использования ресурсов, которая будет направлена на удовлетворение потребностей человека при сохранении окружающей среды. С тех пор национальные правительства совместно с международными организациями (первая из которых – ООН) ведут постоянную работу по формированию механизмов воплощения этих идей в жизнь.

Зелёное vs коричневое

     Сегодня общеупотребимым и многоцитируемым стал новый термин – «зелёная экономика». На нём настояли разработчики Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Доклад «Навстречу зелёной экономике» был обнародован в апреле 2011 года.

110927-Cykel_24_88

      В этом документе впервые был системно рассмотрен вопрос о реальных путях перевода человечества на устойчивый путь развития через изменение национальных экономик путём создания и развития механизмов государственного и частного инвестирования. В докладе утверждается, что зелёная экономика может стимулировать прогресс и способствовать созданию рабочих мест. Вместе с этим она снижает риски глобальных угроз, связанных с изменением климата, утратой экосистемных услуг и дефицитом водных ресурсов.

     Интерес к экономической сфере объясним. Ведь главным критерием успешности развития той или иной территории остаётся хозяйственная деятельность человека, выражающаяся в финансовых показателях (в первую очередь в ВВП). Если оценивать динамику развития мира за последние 25 лет с этой общепринятой точки зрения, то её можно назвать чрезвычайно позитивной. ВВП за этот период вырос в 4 раза. Уровень жизни сотен миллионов людей стал вполне достойным.

    С другой стороны, отмечают авторы доклада, качество природных ресурсов, или, как их ещё называют, экосистемных услуг, за это время ухудшилось на 60%. Это привело к серьёзной деградации отраслей, которые обеспечивают продовольственную безопасность человечества. Прежде всего речь идёт о сельском хозяйстве, рыболовстве, водоснабжении и лесоводстве.

     Докладчики противопоставляют зелёную экономику коричневой. Последняя активно стимулирует глобальное изменение системы расселения и неконтролируемый рост урбанизации. В результате сегодня четверть населения Земли проживает в крупных городах. Их инфраструктура не выдерживает подобной нагрузки. Перенаселенность, загрязнение и плохое предоставление социальных и бытовых услуг отрицательно сказываются на здоровье и качестве жизни горожан. Быстрая урбанизация без соответствующего инфраструктурного обеспечения привела к тому, что города стали главным источником атмосферного загрязнения – на них приходится 75% потребления энергии и 75% выбросов углерода.

     «Коричневая экономика, основанная на бесконтрольном экстенсивном потреблении природных ресурсов без их восстановления, хотя и сыграла в свое время положительную роль как двигатель технического прогресса, на сегодняшний день себя изжила и несет угрозу существованию биосферы, в связи с чем требует кардинального реформирования», – резюмируют докладчики. Они настаивают на том, что мир в своей хозяйственной деятельности должен плавно перейти на зелёные рельсы.

     Одним из основных показателей успешности функционирования зелёной экономики является не только привычный рост финансового капитала, но и сохранение и приумножение капиталов природного и человеческого. Разумеется, процесс, в ходе которого обеспечивается равный рост всех трёх видов капитала, труден и требует серьёзных пусконаладочных работ.

И последние станут первыми

100617-Vaxjosjon_24_00

     Коричневая экономика крайне избирательна в поддержке своих отраслей. Последние 150 лет она целенаправленно инвестирует в добычу природных энергоносителей, недвижимость и активно поддерживает финансовые рынки с их биржевыми спекуляциями. Средства же, выделяемые на развитие зелёных отраслей: альтернативную энергетику, эффективное использование ресурсов, систему общественного транспорта, развитие инновационного сельского хозяйства, защиту экосистем и биоразнообразия, сохранение воды и почвы, представляют собой сущий мизер.
Для того чтобы переломить эту ситуацию, требуется кардинальное изменение моделей инвестирования, что ведёт за собой пересмотр государственной политики, систем ценообразования, а также разработку инновационного нормативно-правового регулирования и создание особых рыночных механизмов.

     ЮНЕП предлагает значительно увеличить капиталовложения в развитие ряда отраслей, которые оказывают наибольшее влияние на восстановление и поддержание человеческого и природного капитала. Специалистами было выделено 10 отраслей, интенсивное «озеленение» которых переформатирует существующую экономическую модель. Среди них лесоводство, сельское хозяйство, водоснабжение, рыболовство, энергетика, управление отходами, промышленность, территориальное планирование и строительство, транспорт и туризм.

Роль государства и общества

     Особую роль в деле всеобщего «озеленения» эксперты ЮНЕП отводят государству. На этапе запуска процесса перестройки экономики его чёткая и однозначная позиция имеет первостепенное значение. И это было наглядно продемонстрировано странами «большой двадцатки» во время разработки мер финансового стимулирования в борьбе с кризисом 2008 года.

      Так, в США из $3,3 трлн, выделенных на стимулирование экономики, порядка $566 млрд было предназначено на зелёные инвестиции. Правительство Китая в период действия 12?го пятилетнего плана, начинавшегося в 2011 году, намерено инвестировать $468 млрд в зеленые секторы. Особое внимание Поднебесная готова уделять переработке и рециклингу отходов, внедрению чистых технологий и возобновляемой энергетике. Ожидается, что этот объем инвестиций спровоцирует рост зелёной отрасли на уровне 15–20% в год, а объем её выпуска достигнет в ближайшие годы более $700 млрд.

     Россия, разумеется, не столь активна. В нашей стране тема зелёных инвестиций стала обсуждаться лишь в 2009 году. Резонансным фактором, повлиявшим на возникновение этой дискуссии, стал выход закона об энергосбережении.
С выделением прямых бюджетных средств на финансирование зелёных проектов в нашей стране дело пока обстоит, откровенно говоря, не очень. И это частично связано с отсутствием опыта реализации таких проектов, а также чёткого понимания, какие инструменты в существующих экономических и политических реалиях окажутся эффективными, а какие – нет. Одним словом, и государство, и бизнес пока боятся рисковать.

     Вместе с тем изучению передового мирового опыта и формированию инновационного нормативно-правового инструментария активно способствует появление массы некоммерческих организаций, выступающих за реализацию тех или иных форм устойчивого развития. Можно сказать, что в России (преимущественно в крупных городах) сейчас наблюдается настоящий бум зелёной идеологии. Все эти гражданские НКО пока ещё не консолидированы и действуют разрозненно. Однако некоторым из них удаётся аккумулировать и анализировать большой объём тематической информации. Они также активно подтягивают к продвижению темы заинтересованные коммерческие структуры и создают необходимый общественный резонанс.

Институты финансирования

1348720216_shareholder-kazakhstan

     То, что переход на новую экономическую платформу несёт меньше рисков в среднесрочной и долгосрочной перспективе, начинают осознавать и участники мирового финансового рынка. В последние годы все больше институциональных инвесторов вроде пенсионных фондов и страховых компаний начинают обращать внимание на сектор зелёных товаров и услуг. Кроме того, все больше банков учитывают критерии устойчивого развития при разработке своих финансовых продуктов.

     Например, объем частных инвестиций в сектор возобновляемой энергетики США с 2004 по 2008 год вырос втрое – с $46 млрд до $173 млрд. Российские госмонополии тоже начали проявлять интерес к этому сектору экономики. Сегодня зелёные кредиты на проекты по энергоэффективности предоставляют Сбербанк, ВЭБ и другие финансовые структуры.

     Существенную роль в продвижении новых моделей инвестирования играют Глобальный экологический фонд (GEF), Всемирный банк, региональные и субрегиональные институты развития, двусторонние агентства по содействию развитию. В Германии это KWF, во Франции – Caisse des Depots и AFD, в Бразилии – BNDS, в Китае – CDB.
Интерес к созданию и развитию подобных институтов демонстрирует и российское правительство. Так, на прошедшем в июле 2012 года в Хабаровске заседании министров по охране окружающей среды экономик АТЭС министр природных ресурсов России Сергей Донской заявил о возможности разработки закона, идентичного американскому закону о Суперфонде. В частности, он сообщил, что России был бы интересен опыт работы Суперфонда, так как в нашей стране хватает горячих экологических точек, но совершенно очевидно, что не хватает механизмов их правовой и инвестиционной защиты.

Образование

     Учитывая инновационность самой сферы, сдвиг в сторону зелёной экономики обязательно потребует от всех участников процесса глобального перехода нового взгляда на дальнейшее развитие человечества. Расширение горизонтов сознания невозможно без массового внедрения соответствующих образовательных проектов, т. е. без определенных инвестиций в человеческий капитал. Сегодня в России делаются первые попытки разработки соответствующих программ на русском языке. Их развивает ряд российских НКО. Среди них — Совет по экологическому строительству (RuGBC), НП «Центр экологической сертификации – зеленые стандарты», а также Национальное агентство устойчивого развития (НАУР).

     Отдельные отраслевые курсы по устойчивому развитию уже существуют и в различных российских вузах. Например, в Дальневосточном университете читается курс по устойчивой архитектуре. В МГИМО сейчас идет формирование кафедры устойчивого развития.