facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Архитектор

6 марта 2014 |
Шон Харрингтон: «Вы думаете, что в Ирландии или Англии легко уговорить бизнесмена вкладываться в эко-строительство? Я вас разочарую…»

323101-0228_08

Если всё, что вы знаете об Ирландии, это день Святого Патрика, пиво «Гиннесс» и напиток истинных кельтов, бочковой крепости виски «Коннемара», — вам придётся признать, что знаете вы недостаточно. «Зелёный остров» — ещё и мировой лидер в возобновляемой энергетике, ирландские архитекторы побеждают на самых престижных мировых конкурсах зелёной архитектуры, а законодательство страны в области экоустойчивого строительства считается образцовым.

Вы спросите, какое отношение всё это имеет к России? Трое заслуженных ирландских архитекторов открыли специально для работы на российском рынке фирму с почти эйнштейновским названием EC3 (где Е — это environment, то есть окружающая среда, C – community, или сообщество, содружество, общность, и 3 — просто число отцов-основателей) и уверены, что Россия стоит на пороге бума в зелёном строительстве, и их опыт здесь будет востребован.
На коллективном творческом счету Шона Харрингтона, Паскаля Махони и Джея Стюарта — работы в России, Латвии, Казахстане, Польше и на Украине (не говоря про многочисленные призовые проекты в Нидерландах, Канаде, Великобритании и, разумеется, Ирландии).

Кстати, именно Стюарту, три года возглавлявшему Консультативный совет по строительным нормам и правилам, Ирландия во многом обязана своим прогрессивным законодательством в области устойчивой архитектуры. Все трое известны своими зелёными убеждениями — как профессиональными, так и житейскими: ездят на работу на велосипедах, выступают с лекциями, бесплатно консультируют зелёные общественные инициативные группы.

Однако кто нынче в Европе не крутит педали? И я спрашиваю Харрингтона: когда он уверяет, что чувствует ветер перемен, что вряд ли может указать иную команду западных архитекторов, лучше подготовленных для ответа на этот вызов, — он твёрдо уверен в своих словах? Всё-таки Россия — не «страна клеверного листа», тут своя специфика, да и климат… Но он стоит на своём.

йорк3_045

— Понимаешь, — говорит он, — самое главное — это видеть проблему в целом, не частями. Вы в России думаете, что в Ирландии или Великобритании так уж легко уговорить бизнесмена вкладываться в устойчивое строительство. Я тебя разочарую. Очень тяжело. Чаще всего застройщик говорит архитектору: вот есть строительные нормы, это закон, я им буду следовать, а сверх того мне ничего не надо, я деньгами сорить не хочу. И тогда вступает государство, одна из задач которого — идти на шаг впереди, показывать частному бизнесу пример. Что заставляет государство так поступать? Вы в России очень зациклены на вопросах экономии энергии. Я понимаю, почему. У вас дома жутко перетоплены и отвратительно проветриваются. Вы греете улицы. И вам кажется, что самое важное, что может сделать устойчивое строительство, — это сократить потребление энергии. Но есть исследования, которые показывают, что неэнергетические выгоды от устойчивого строительства — здоровье, социальная стабильность, удовлетворённость граждан своей жизнью — по ценности в 2,4 раза превышают выгоды чисто энергетические. Особенно у вас, при субсидированных ценах на энергоносители. И ваше правительство постепенно, медленно, но начинает всё это осознавать.

Я честно замечаю Шону, что не слишком верю в его цифру (кто и как считал — дело тёмное), но суть, на мой взгляд, даже и не в ней. Суть в конечном счёте — в деньгах. Частных или бюджетных — но деньгах. И если я догадываюсь, как можно, при определённых условиях, уговорить крупного девелопера дорогого штучного жилья пойти на зелёный проект из соображений престижа, то как подвигнуть на то же – на солнечные панели и прочие устойчивые «навороты» — заказчика бюджетного муниципального жилья, школ и поликлиник, я, признаться, в России не вижу.

— Ты совершаешь ту же ошибку, что и многие, — укоряет он меня. — Все начинают сразу думать о солнечных панелях, тепловых насосах и прочих возобновляемых источниках. Но когда мы разрабатываем проект, мы не начинаем с солнечных панелей или двухкамерных стеклопакетов с аргоном. Мы начинаем с ориентации здания. С того, чтобы иметь рациональное соотношение площади окон и площади наружных стен. С того, чтобы окна были освещены надлежащим образом. Всё это не стоит ни копейки. Потом — правильная теплоизоляция, хорошая вентиляция, и не обязательно механическая. Рекуперация тепла: ею часто пренебрегают, а это отличный способ уменьшить потери. Ещё важно — детальные переговоры с будущими владельцами о том, как здание будет использоваться, чтобы минимум тратить на инжиниринг: архитектура и эксплуатация должны быть между собою гармонично увязаны. А о солнечных нагревателях мы задумываемся, лишь когда до них доходит очередь, на поздних стадиях. Потому что есть столько вещей, которые не менее важны и не менее эффективны, но ещё и дёшевы.

йорк1_04509

Я цитирую Шону часть приказа Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 25 апреля 2013 г. №144/ГС «О средней рыночной стоимости 1 квадратного метра общей площади жилых помещений по субъектам Российской Федерации на II квартал 2013 года». Эта величина используется, в частности, для определения максимальной цены выкупа квартир государством у застройщиков. Для Москвы имеем 90 тысяч рублей — в остальных регионах меньше, обычно в разы. Спрашиваю: по цене 3000 долларов за квадратный метр — он сможет спроектировать устойчивое муниципальное доступное жильё?

Он задумывается на секунду, потом отвечает, что почти уверен, что сможет.
— Мы всё время работаем в очень жёстких финансовых ограничениях, — говорит он. — Особенно когда речь идёт о сложных проектах для властей. С государством ты не можешь быть экстравагантным и сорить деньгами. Это значит, что мы очень хорошо подготовлены. Мы знаем, как умно распоряжаться даже малыми суммами. Хотя гораздо легче и проще быть расточительным, чем экономным. Проектировщику всегда сложнее сделать что-то недорого, чем потратив кучу денег. Мы умеем выкручиваться. Другие — нет. Большинство зелёных проектов, которые мы реализовывали, финансировались бюджетами: это школы, муниципальное жильё, здравоохранение. Так что у нас большой опыт.

Я всё же не стопроцентно уверен, что опыт, полученный директорами EC3 в Ирландии или Нидерландах, будет релевантным для российских условий. Но Шон настроен довольно оптимистично.

— Мы уже нашли несколько муниципальных клиентов, с которыми находимся в стадии согласования контрактов. Например, в Калуге. Конечно, самый дешёвый вариант — оставить всё как есть, вообще ничего не трогать. Но это — сиюминутная экономия без будущего. В долгосрочном плане неизбежна модернизация зданий, и они это понимают. У них нет выхода. И этим картина мало чем отличается от той, с которой мы сталкиваемся дома.

Допустим, есть заказчик из бюджета, которому пора модернизировать старые здания. Мы идём к нему и говорим: дайте нам возможность поработать с жителями, поработать с вами в части проекта — и мы покажем вам, как можно сделать то, что вы хотите, в рамках бюджета, но гораздо лучше и интереснее, чем вы ожидаете. Возьми наш проект ретрофита муниципального жилья на Йорк-стрит. Он на годы опережает действующие строительные нормы и правила! А метр в нём стоит столько же, сколько и в здании, которое было бы построено по текущим нормативам.

Мораль: если опытный проектировщик включается в процесс на самой ранней стадии, внимательно и тщательно всё взвешивает и выбирает, то он может добиться выдающегося результата за прежние деньги. А знаешь, что происходит дальше? Такой проект становится эталоном, базой для сравнения, моделью для всех проектов. И власти говорят уже бизнесу: вот как можно и, значит, нужно строить. Мы только приступаем к проекту в Калуге — а нас уже рекомендовали тамошнему предпринимателю, у которого агропредприятие в Калужской области, тысячи гектар. У него есть там производство, и ему надо привести в порядок жильё для работников. А сельское хозяйство у вас — грандиозный источник потерянной энергии, и этот бизнесмен очень современный, образованный, амбициозный, прекрасно понимает, что зелёное строительство — в его интересах.

Когда речь заходит об устойчивом строительстве, говорит Шон в заключение, всем мерещатся астрономические бюджеты и космические технологии. Но пока вы не научитесь просто экономно расходовать то простое, что имеете под рукой, нет смысла замахиваться на сложное. Есть такое английское выражение: low lying fruit — это про плоды, висящие на нижних ветках дерева, доступные, не требующие никаких ухищрений, чтобы до них дотянуться. В России полным-полно таких низко висящих яблок: простых, недорогих и эффективных решений, которые можно использовать и получить значительную экономию средств и энергии. Надо только протянуть руку.

Справка «Зеленого города»

TBC0212UM_045_05096

7-го августа прошлого года архитектурное бюро Sean Harrington Architects/EC3design получило престижную награду International Architecture Award за 2013 год от The Chicago Athenaeum: Museum of Architecture and Design и The European Centre for Architecture Art Design and Urban Studies. Награда присуждена за проект гигантских трансформируемых зонтов на Meeting House Square в районе Temple Bar ирландской столицы. The International Architectural Awards — самая почётная награда, вручаемая за наиболее смелые и интересные решения в области городской архитектуры и дизайна.