facebook Vkontakte LiveJournal e-mail
ПОДПИШИСЬ НА НОВОСТИ:


 

Ученый

10 декабря 2014 | Алексей Марков
СЛЕДУЕТ ЛИ БЕЖАТЬ ВПЕРЕДИ ПАРОВОЗА?

палникс (1) 800

ЧТО ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ убеждённый зелёный архитектор в России: обгонять спрос, воевать с клиентом, настаивать и убеждать, рискуя прослыть фантазёром, глупцом и растратчиком и потерять заказ – или не лезть поперёд батьки в пекло, строить что попросят, исповедуя «теорию малых дел» и выжидая, пока модный тренд с Запада покорит, наконец, и наши бескрайние просторы? Своё суждение высказывает руководитель архитетурного бюрю «Алкута» (город Екатеринбург) Алексей Куковякин.

куковякин 2Впервые к теме использования в архитектуре живой зелёной среды «Алкута» подошла при проектировании второй очереди Центра Международной Торговли WTC–Екатеринбург в 2005 году. Куковякин вспоминает: «В вертикальном атриуме 24-этажной башни мы предложили выполнить интерьер с использованием живой зелени на основе технологии шведской компании «Терракультур». Лейтмотивом проекта стал вертикальный сад камней. Мы уже были знакомы с разработками Жана Нувеля в области зелёных фасадов и даже побывали у него в мастерской в Париже. Идея была очень эффектной и вполне реальной, но заказчик к инновациям отнёсся настороженно и не решился на эксперимент…»

О причине осторожности и о том, что вообще мешает продвижению зелёных идей в архитектуре и градостроительстве, Куковякин говорит определённо: «В первую очередь – это довольно низкая культура понимания ответственности за создание среды обитания. Это касается всех: чиновников, девелоперов, строителей. И нас, архитекторов, в том числе. Принципиальную позицию в этом вопросе выбирают единицы. В основном, руководители архитектурных фирм принимают условия, которые навязывает заказчик. А что делать? Нужно как-то выживать, учитывая, что проектирование в нашей стране – это благотворительность. Хотя не скажу за всю Россию, но на Урале – точно…»

Он продолжает: «Если отстаиваешь свои принципы, настаиваешь на «зелёном» проекте, то ставишь себя в глупое положение. Как говорит один мой коллега по цеху, «Вы что, не умный?».

wtc (1) 800
Что в результате? Теряют все, – считает архитектор. Город становится агрессивной средой для своих обитателей. Жители стремятся вырваться за его пределы, чтобы обрести комфорт плюс инфраструктуру и доступность во всех смыслах этого слова. Качество, комфорт, ликвидность, транспортная доступность – и при этом недорого. Но изменить сложившуюся городскую среду – практически невыполнимая задача, особенно в центральной, наиболее привлекательной и дорогой части города…

wtc 3 800

wtc 2 800

wtc 1 800С одной стороны, зелёная архитектура постепенно завоёвывает место под солнцем и на Урале. В Екатеринбурге такие объекты тоже уже есть. К примеру, отель «Хайятт Ридженси» с его инновационным климатическим фасадом. Завершается строительство башни «Исеть» – первого высотного объекта в Екатеринбург-Сити. «Алкута» спроектировала многофункциональный торгово-офисный центр «Цветы». «Мы использовали здесь целый ряд инновационных продуктов, таких, как системы солнечного освещения «Solatube», применили террасную планировочную структуру здания с эксплуатируемыми зелёными кровлями, – вспоминает Куковякин. – Геометрию главного фасада сделали с учетом существующих деревьев перед ним. В интерьерах офисов применили стены из живой зелени. Заложили изменение температуры света при освещении офисов в течение дня по технологии компании Fagerhult…»

Есть ещё один зелёный проект «Алкуты»: микрорайон малоэтажной секционной застройки «Палникс Групп» под Екатеринбургом. Особенностью этого проекта является размещение жилых корпусов непосредственно в лесном массиве сосново-берёзовой рощи, максимальное сохранение деревьев и натурального природного ландшафта.

С другой стороны, зелёное проектирование ещё не стало даже эксклюзивным, а уж тем более массовым в российской строительной и архитектурной среде. Конечно, ещё сохраняется определённая зависимость от мировых лидеров в области зелёных решений, своего рода вторичность. Но эта проблема существует во всем мире, а не только России. Кроме того, такое лидерство недолговечно. Рождаются новые имена, если интеллектуальный продукт действительно востребован. Да, у нас пока большие сложности с зелёными материалами и оборудованием. Но зелёная архитектура – это больше, чем материалы и оборудование. Здесь много инновационного в создании комфортности при помощи планировочных инструментов и самой идеологии организации пространства. Понимает ли её заказчик? Разделяет ли её с приглашённым архитектором?

Что касается известной полемики – следует ли зелёным архитекторам пытаться выйти на массовый уровень, проектируя типовые зелёные частные домики и доступные многоквартирные дома, или зелёное жильё обречено оставаться привилегией состоятельных клиентов? – Алексей Куковякин считает, что у его коллег по зелёному цеху понимание необходимости выхода на массовое бюджетное строительство сложилось уже давно. Неизбежность зелёного подхода к массовому строительству очевидна, и тенденция эта отчётлива на Западе, где строится всё больше эко-устойчивых, энергоэффективных зелёных зданий именно для граждан с невысокими доходами.

Hyatt_Ekaterinburg 800

цветы (1) 800 цветы (4) 800 цветы (5) 800

Куковякин замечает: «Наши российские архитекторы уже проектируют не только частные виллы и таунхаусы, но и большое количество массового жилья эконом-класса, в котором в первую очередь и необходимо закладывать идеологию качественной среды XXI века».

палникс (3) 800

Почему оно так тяжело строится – тема, требующая отдельного изучения. Поскольку в основе зелёной архитектуры лежит стремление реально улучшить среду обитания человека, базируясь на новых идеях и технологиях, то архитектурное сообщество рассматривает этот тренд вполне адекватно. «Разрыв возникает на стыке с девелоперами и чиновниками, о чём я много раз говорил. До них достучаться бывает достаточно сложно», – подытоживает архитектор.